Алина Витухновская (blackicon) wrote in libertower,
Алина Витухновская
blackicon
libertower

Ян Бжезинский: Россия становится все более нестабильной и непредсказуемой

Оригинал взят у rusnazi8814 в Ян Бжезинский: Россия становится все более нестабильной и непредсказуемой

Борьба кующих историю народных дестабилизаторов по расшатыванию и ослаблению путинского режима идет в общую копилку свержения ненавистной чекистской хунты жуликов и воров. 

Аналитик Программы международной безопасности Атлантического Совета Ян Бжезинский, сын Збигнева Бжезинского, засвидетельствовал в интервью литовским СМИ, что в ближайшие годы Россию ожидает нестабильность внутри страны, а сама эта страна будет непредсказуемой.

По его словам, беспокойство стран Балтии по поводу милитаризации большого, извечно хищного соседа вполне обоснованы, поскольку невозможно не заметить, когда твой сосед вооружается.

Он считает, что Россия пытается усилить свое влияние в Грузии, Украине и Беларуси, однако проект Евразийского союза называет не соответствующим нынешнему моменту истории.



В интервью во время традиционной «Снежной встречи» в Тракай он поделился своими мыслями по поводу реакции России на принятый в США Закон Магнитского, ситуации на постсоветском пространстве, энергетической безопасности стран Балтии. Ян Бжезинский в частности сказал:

— Россия ответила на Список Магнитского путем вовлечения детей в этот политический вопрос. Причиной этому является то, что Путин, Кремль, парламент, подконтрольный Путину, отвечая на это, чувствуют себя виновными.

Иногда очень трудно для людей и правительств признать, что они были неправы. Трагедия Сергея Магнитского была спровоцирована русскими должностными лицами. Они не хотят этого признавать и понести за это ответственность. Вследствие этого, они генерируют свою собственную международную реакцию.

В России в данный момент продолжаются протесты. То, что мы видели в 2012 году, некоторые могли бы охарактеризовать как Арабскую Весну на улицах Москвы, Владивостока (Хайшеевай — КЦ) и т.д. Это часть процесса, который мой отец называет «глобальным политическим пробуждением».

Население страны вдохновилось возросшими возможностями доступа к информации, общения. В мире, в Москве и по всей России происходит следующее: растет число людей, которые хотят политических возможностей, хотят победить коррупцию, обладать свободой и иметь реальный политический выбор.

Оппозиция и далее не будет  представлять собой единое движение. В свою очередь Путин будет все больше изолироваться от населения страны, которое столкнется с дисфункцией русского государства, демократическим кризисом, экономическими и политическими вызовами, растущим брожением на Кавказе и неспособностью Путина реализовать свое видение роли России в сферах влияния, в Евразийском союзе.

Это приведет к внутренней нестабильности в стране, непредсказуемости и отразится на русской внешней политике.  Мы должны быть готовы к тому, чтобы иметь дело с нестабильной Россией, что вызывает много проблем. В качестве лидера у Путина есть потенциал, чтобы направить Россию в правильном направлении. Но он, его советники и сторонники не хотят этого.

Если мы посмотрим на заявления самого Путина, то он озвучивает видение, согласно которому у России должен быть доминирующий интерес, растущее влияние во всех трех странах – Грузии, Украине и Беларуси. По существу, к сожалению, эти страны не могут полностью реализовать свой суверенитет.

В случае с Грузией, я думаю, что в данный момент Россия наблюдает за тем, что намерено делать новое правительство.

В Украине Янукович консолидировал свои силы, но, с другой стороны, Украина стала демонстрировать геополитическую ориентацию на Запад. И вызов, который стоит перед Западом, будет заключаться в том, как продвигать реформы в Украине и одновременно укреплять растущую западную геополитическую ориентацию этой страны.

Что касается Беларуси, то свободные выборы проходили здесь десятки лет назад. И вызов здесь заключается в поддержке оппозиции, реформаторов, нужно оказывать давление на правительство, чтобы оно стало более демократическим. Но это легче сказать, чем сделать.

Я не думаю, что Евразийский союз является концепцией, проектом, который соответствует нынешнему моменту истории. Если Россия хочет усиливать свое влияние в этих странах, то она должна идти другим путем: расширять реальное партнерство, вести себя с этими странами, как с равными, а не как с подчиненными.

Евразийский союз же структурирован таким образом, что есть одна лидирующая страна. Это не модель НАТО и ЕС, это не модель, которая может быть воспринята такими странами как Узбекистан, Казахстан, Туркменистан, равно как и Украиной. Все они сопротивляются давлению и действиям России, ее попыткам принудить к вступлению в Евразийский союз.

Происходит милитаризации России, которая модернизирует свои вооруженные силы. Литва, к примеру, граничит с Беларусью, которая сотрудничает с Россией в сфере обороны, не раз выражала обеспокоенность милитаризацией  Восточной Пруссии. Любому соседу трудно такое не заметить, как и угрозы Россией Финляндии в связи с развитием более тесных отношений с НАТО, Польшей.

Трудно не заметить, как Россия использует свои энергоресурсы (не свои, а уворованные и отобранные у многострадальных сибиряков — КЦ) в качестве рычага в отношении Украины, чтобы привлечь к союзу, к которому Киев присоединяться не хочет.

Поэтому странам Балтии трудно не заметить и не беспокоиться, когда они видят увеличение вооруженных формирований на западной границе России, слышат о планах России размещения в регионе ракетных комплексов «Искандер», планах потратить 753 млрд. долларов на новое военное оборудование в течение следующих 8 лет.

Для региона Центральной Азии, Южного Кавказа вопросы энергетической безопасности и транспорта важны в плане Южного коридора. Месяц назад Путин официально дал старт строительству «Южного потока». Это плохие новости, но хорошие новости заключаются в том, что партнеры «Южного потока» Болгария и Венгрия отказались финансировать его строительство.

Но Путин пытается продвинуть эту «артерию» вперед. В то же время Турция и Азербайджан сделали важные решения по поводу западных альтернатив Южного коридора – Nabucco и Трансадриатического газопровода.

Решение в том, чтобы как можно больше газа, даже центрально-азиатского газа попадало на европейские рынки. Я надеюсь, что эти решения будут приняты в грядущие 6 месяцев. Это решающее время для энергетической безопасности Европы.

На Севере Европы Польша, Литва и другие страны Балтии достигли большого прогресса в плане использования фондов ЕС, частного капитала для интеграции центрально-европейский энергетического рынка в западный, соединении энергетических рынков отдельных стран Центральной Европы, мы говорили на «Снежной встрече» об электролиниях и газопроводах через Балтику, электрокабеле между Швецией и странами Балтии.

Все это – позитивное развитие, которое позволит диверсифицировать источники поставки энергии в этой части мира».


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments