Алина Витухновская (blackicon) wrote in libertower,
Алина Витухновская
blackicon
libertower

и вопрос

Оригинал взят у ivkonstant в и вопрос
Для понимающих, если это вообще возможно понять:

1. Если следствие закончено, о чем было заявлено под подпись Алтынниковым, то о какой "тайне следствия" он уже год долдонит и опять сказал?

2. А вот еще замечательное - из героических деяний судьи Гурова.

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА (из старого, но с тем же как бы судьей)

на постановление от 02.07.12 о продлении срока содержания под стражей

02.07.12 Симоновским районным судом г. Москвы (федеральный судья Гуров А.А.) было вынесено постановление о продлении моему подзащитному Константинову Д.И. срока содержания под стражей на 02 месяца, то есть до 04 сентября 2012 г. включительно. Указанное постановление является незаконными и необоснованным, и подлежит отмене по приведенным ниже основаниям.

1. Судом рассмотрено не то ходатайство, которое было подано следователем в суд через канцелярию суда.

Как усматривается из записей на обложке материала по продлению ареста (фотокопия прилагается), материал был подан следователем в суд и распределен судье Гурову А.А. 27.06.12. При ознакомлении 02.07.12 в здании суда с материалом по продлению ареста стороной защиты была сделана фотокопия ходатайства следователя от 27.06.12 (прилагается), не подписанного (не утвержденного) руководителем следственного органа, т.е составленного с грубейшим нарушением требований ст.ст. 108, 109 УК РФ. Однако, непосредственно перед началом судебного заседания ходатайство от 27.06.12 было изъято из материала, а вместо него вшито ходатайство следователя, датированное 29.06.12, дословно (кроме даты) повторяющее предыдущее, но подписанное (утвержденное) руководителем следственного органа.

Таким образом, создана уникальная и достойная пера писателя-фантаста ситуация, когда следователь Алтынников А.И. еще 27.06.12 смог подать в суд ходатайство, подписанное им, согласованное его руководителем и направленное прокурору только 29.06.12.

Данные обстоятельства не только свидетельствуют о служебном подлоге, но и позволяют сделать вывод, что ходатайство следователя в действительности было подано 27.06.12 и надлежащим образом зарегистрировано в суде. К нему прилагались обосновывающие его материалы. Данное ходатайство от 27.06.12 судом не рассмотрено (а если бы было рассмотрено — в нем бы было отказано по формальному основанию — в связи с отсутствием согласия руководителя следственного органа). Судом же было рассмотрено ходатайство от 29.06.12, не зарегистрированное в системе делопроизводства Симоновского районного суда г. Москвы и поданное без всяких сопровождающих (подтверждающих) материалов.

2. Ходатайство от 29.06.12 подано с нарушением срока, предусмотренного УПК РФ. Суд проигнорировал ходатайство стороны защиты о вынесении частного определения в адрес руководителя следственного органа и следователя в связи с нарушением следователем срока выхода с ходатайством.

Судом было рассмотрено ходатайство следователя, датированное 29.06.12. Срок содержания Константинова Д.И. под стражей истекал 04.07.12, т. е. следователь обратился с этим ходатайством за 5 суток до истечения срока содержания под стражей, а не за 7, как того требует ч. 8 ст. 109 УПК РФ.

Стороной защиты (адвокатом Зацепиным Д.В.) было заявлено письменное ходатайство (л.д. 111) о вынесении в адрес руководителя СУ по ЮАО ГСУ СК РФ по г. Москве и в адрес следователя Алтынникова А.И. частного определения по факту нарушения нормы ч. 8 ст. 109 УПК РФ — представления в суд ходатайства о продлении ареста не за 7 (как требует закон), а за 5 суток до истечения срока содержания под стражей.

В соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ, если в ходе судебного производства будут выявлены нарушения закона и прав граждан, суд вправе вынести частное определение в адрес соответствующих организаций и должностных лиц. Практика вынесения частных определений по таким фактам в адрес руководителя следственного органа имеется (см.: кассационное определение ВС РФ от 13.02.08 № 80-о08-3).

Суд от вынесения частного определения уклонился, а в отношении довода о нарушении срока выхода с ходатайством указал, что «то обстоятельство, что ходатайство датировано 29 июня 2012 г., не препятствует рассмотрению заявленного ходатайства». В таких обстоятельствах стороне защиты непонятно, зачем в УПК РФ предусматриваются процессуальные сроки, если их несоблюдение не порождает никаких последствий с точки зрения следователя и суда первой инстанции.

3. Суд не проверил, не осуществляется ли процедура продления срока содержания под стражей в отношении лица, очевидно непричастного к инкриминируемому деянию.

В материале, представленном следователем в суд, содержится протокол допроса обвиняемого от 30.03.12 (л.д. 44 - 55), в ходе которого обвиняемый сделал заявление о наличии у него алиби на вечер 03.12.11, с неотъемлемым приложением — самим заявлением об алиби, подписанным адвокатом Зацепиным Д.В., и фактическими материалами, подтверждающими алиби. Также в суд были представлены следователем заключение компьютерно-технической экспретизы № 246/3-28 (л.д. 64 — 76), подтверждающей отсутствие признаков монтажа в фотографиях, приложенных защитой к заявлению об алиби, и заключение молекулярно-генетической экспертизы № 173 (л.д. 79 — 87), подтвердившей отсутствие на изъятых в квартире Константинова Д.И. куртке и шапке биологических следов убитого Темникова А.Н. и свидетеля Сафронова А.А.

Адвокатом Зацепиным Д.В. было заявлено ходатайство (л.д. 112) об обязании следователя предоставить суду также протоколы допросов свидетелей, подтверждающих алиби (Константинова И.В., Константиновой Г.А., Ионовой М.В., супругов Ольденбург-Свинцовых; все они допрошены еще в апреле 2012 г., проводилась также проверка показаний на месте) и заключение медицинско-криминалистической экспретизы № 215/12 от 28.03.12, с которым защита ознакомлена 15.05.12, которым установлено, что ни один из 4 изъятых при обысках в квартирах Константинова Д.И. и его родителей ножей не мог нанести рану, от которой умер Темников Н.А. (то есть, данная экспертиза прямо опровергает вывод постановления о предъявлении обвинения от 29.03.12, в соответствии с которым Константинов Д.И. якобы убил Темникова А.Н. принадлежащим ему — Константинову Д.И. ножом).

Также адвокатом Шкредом В.П. было заявлено устное ходатайство об истребовании у следствия и предоставлении суду всех материалов по проверке следствием алиби Константинова Д.И.

Более того, адвокатом Зацепиным Д.В. было заявлено письменное ходатайство (л.д. 113) об истребовании у следователя постановления, которым разрешено ходатайство адвоката Зацепина Д.В. от 19.06.12 о прекращении уголовного преследования в отношении Константинова Д.И. в связи с его непричастностью к совершенному преступлению (копия ходатайства, адресованного следователю, находится на л.д. 114 — 120). Адвокат указал, что ходатайство должно быть разрешено в срок, не превышающий 3 суток (ст. 121 УПК РФ), то есть принятое следователем 19.06.12 ходатайство подлежало разрешению не позднее 22.06.12. На момент проведения судебного заседания результат рассмотрения ходатайства неизвестен, в связи с чем есть опасность, что вопрос о продлении срока ареста рассматривается в отношении лица, уголовное преследование которого может быть уже прекращено.

Суд отказал во всех указанных ходатайствах адвокатов, указав, что «доводы защиты о невиновности Константинова Д.И. вследствие наличия у него неопровергнутого алиби не могут в настоящее время являться предметом судебной оценки». Из приведенной формулировки сторона защиты заключает, что федеральный судья Гуров А.А. рассматривает судебный процесс по продлению срока содержания под стражей как пустую формальность, а не как средство судебного контроля за действиями следствия и недопущения необоснованного ограничения конституционного права на свободу передвижения.

4. Следователем не представлено документов, подтверждающих, что Константинов Д.И. по состоянию здоровья может содержаться под стражей.

Согласно ст. 99 УПК РФ при избрании меры пресечения учитывается состояние здоровья обвиняемого.

Адвокатом Михалкиной О.И. заявлялось ходатайство об обязании следствия предоставить документы о состоянии здоровья обвиняемого, ставился вопрос следователю о том, проверяло ли следствие допустимость продления срока содержания под стражей Константинову Д.И. с учетом его состояния здоровья, ставился вопрос следователю о наличии таких документов в предоставленном в суд материале.

В постановлении суда указано, что суду не представлено «каких-либо документально подтвержденных сведений о невозможности содержания Константинова Д.И. под стражей по состоянию здоровья». Таким образом, суд переложил бремя доказывания обстоятельства, подлежащего проверке при избрании меры пресечения, на лицо, содержащееся под стражей.

5. Следователь не обосновал необходимость продления срока содержания под стражей именно на 02 месяца.

Как указано в ходатайстве следователя, следствию необходимо получить результаты амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Константинова Д.И., получить ответы на направленные в оперативные службы запросы, дать юридическую оценку действиям Константинова Д.И. и его алиби.

В ходе судебного заседания обвиняемым и защитниками неоднократно задавались следователю Гадаеву И.Ш. вопросы о том, почему указанные действия требуют именно 2 месяца (тем более, что амбулаторная экспертиза проводится за 1 день, юридическая оценка собранным данным об алиби может быть дана за один или несколько дней, а получение ответов из оперативных служб является внутренним делом следствия и не может являться основанием для ограничения прав Константинова Д.И.).

Следователь на указанные вопросы конкретного ответа не дал, в связи с чем сторона защиты делает вывод, что срок, на который Константинову Д.И. продлен срок содержания под стражей, выбран следователем (и утвержден судом) произвольно.

6. Материалами дела не подтверждаются приведенные следователем утверждения о том, что Константинов Д.И. якобы может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от следствия и суда, угрожать потерпевшим и свидетелям, иным путем препятствовать производству по уголовному делу.

Адвокатом Зацепиным Д.В. задавался следователю вопрос об указании на листы дела, которые подтверждают каждое из указанных обстоятельств. Следователь от конкретного ответа уклонился. Суд в обжалуемом постановлении также не указывает, исходя из анализа каких документов суд пришел к выводу о наличии указанных оснований.

Касательно того, что Константинов Д.И. может скрыться от следствия и суда — следователем не представлено никаких обоснований. Константинов Д.И. является гражданином РФ, имеет постоянное место жительства в г. Москве, работает генеральным директором юридической фирмы ООО «ЮрПерфект», является публичным лицом — политическим активистом. Константинов Д.И. не имеет никаких оснований скрываться от следствия, напротив, он намерен добиваться снятия обвинения и реабилитации.

Непонятно, как Константинов Д.И. может продолжить заниматься преступной деятельностью, если ранее он к уголовной ответственности не привлекался, а в настоящее время ему инкриминируется одноэпизодное преступление — убийство, якобы совершенное на почве внезапно возникшей неприязни. В то же время «преступная деятельность» должна иметь длящийся характер.

Касательно угроз потерпевшим и свидетелям: потерпевшим по делу признан отец убитого, допрошенный по характеристике личности сына. Даже если бы мой подзащитный захотел воспрепятствовать производству по уголовному делу, непонятно, чего он мог бы добиться, угрожая потерпевшему — отцу убитого. В отношении угроз свидетелям и иным лицам — в материале имеется внесенная следователем Звонковым С.А. в не подписанный стороной защиты протокол следственного действия запись о том, что Константинов Д.И. якобы угрожал следователю и другим сотрудникам полиции (л.д. 25). Никаких процессуальных решений, принятых по фактам якобы высказанных моим подзащитным угроз, не принято и до сведения суда не доведено, в связи с чем сторона защиты считает внесенное следователем Звонковым С.А. в протокол заявление о якобы поступивших угрозах не подтвердившимся.

Указывая, что Константинов Д.И., якобы, может «иным путем препятствовать производству по делу», следователь не расшифровал, какие именно действия Константинов Д.И. может, по его мнению, осуществить, в связи с чем данный довод является голословным и не подлежит анализу. Тем более, из ходатайства следователя усматривается, что расследование по делу, фактически, завершено (из планируемых следственных действий указано только получение результатов судебно-психиатрической экспертизы), т. е. не осталось следственных действий по существу дела, в производство которых Константинов Д.И. мог бы вмешаться, окажись он на свободе, и имей он такое намерение.

От меня - эту статью уже давно сняли - за отсутствием состава преступления.

7. В действительности мера пресечения продлена Константинову Д.И. на основании одной лишь тяжести инкриминируемого ему деяния.

С учетом изложенных выше доводов сторона защиты заключает, что единственным действительно существующим основанием для продления срока содержания Константинова Д.И. под стражей стал факт предъявления ему обвинения в совершении особо тяжкого преступления. При этом суд уклонился от оценки фактов, подтверждающих наличие у Константинова Д.И. неопровергнутого алиби (в том числе имеющихся в материале продления документов, подверждающих непричастность Константинова Д.И. к совершению преступления). При таком подходе суда первой инстанции к вопросу о продлении меры пресечения под стражу может быть заключено и может неопределенно долго содержаться под арестом любое лицо, которому необоснованным постановлением следователя предъявлено обвинение в совершении тяжкого (особо тяжкого) преступления, а судебное санкционирование продления срока содержания под стражей становится пустой формальностью.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 11 ст. 108 УПК РФ, прошу отменить постановление федерального судьи Симоновского районного суда г. Москвы Гурова А.А. от 02.07.12 об продлении Константинову Даниилу Ильичу срока содержания под стражей на 02 месяца, до 04 сентября 2012 года включительно.

Приложение:

Ордер адвоката на защиту Константинова Д.И. в Мосгорсуде.
Фотокопия обложки материала дела.
Фотокопия версии ходатайства следователя от 27.06.12.
Фотокопия версии ходатайства следователя от 29.06.12.
Адвокат, защитник Д.В. Зацепин

И еще - на том заседании Гуров существовал в трех лицах: он разговаривал за себя и отвечал за следователи и за прокурова (поскольку те ничего выдавить из себя не могли). Это зафиксировано в аудиозаписи суда.
Subscribe

  • ЛЕОНИД ВОЛКОВ КАК ИУДА ИЛИ МЫШЕЛОВКА ДЛЯ НАВАЛЬНОГО

    За стремительно развивающимися событиями мы упустили одну очень важную новость. А именно: 8 февраля 2021 г., ровно через 2 дня после «скандальной»…

  • ЧЕРЕЗ МОСТ

    Вопреки многим скептическим умозаключениям, шанс для «Русского Майдана» всё же существует. Однако прежде чем изложить в чём он состоит, необходимо…

  • ОВЛАДЕТЬ МОЛЧАНИЕМ МАСС

    Большое количество лайков под постом, о том что труд и отношения — медленные убийцы, говорит о том, насколько люди истосковались по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments