Алина Витухновская (blackicon) wrote in libertower,
Алина Витухновская
blackicon
libertower

СНЫ ТРИКОЛОРОВОГО МАГА



Россия – страна, фетишизирующая исторические иллюзии.
Любимый фетиш – Война.
Психосексуальная перверсия.
Признак криптоимперской импотенции.

Впрочем, очевидно, что Война – в первую очередь, фетиш россиянской власти.
Для русского народа этот фетиш навязанный. Потому отношение русского народа к Войне подобно отношению к семейному бремени – «не люблю, но уважаю». Порядочно отстраненное как-будто отношение.
Русский народ обрабатывается агитпропом, его настойчиво туповатыми посылами.
Главной идеологической Войной выбрана, естественно, Война 1941-45 гг. Основные клише вбиты. И предаются из поколения в поколения, видимо, генетически. Все эти «вероломные захватчики», «фашистские зверства» вошли в подкорку большинства.

И когда узнается иная правда, убедительно опровергающая совдеповскую ложь, она максимально замалчивается, либо заговаривается активной контрпропагандой. Далее в ход идут патриотические сантименты.
И выходит, что всё равно, как было, ибо Война для нас – Святое.
Война как Бог. Война как Христос.
Читаем Войну как Библию лжи и веруем Святому писанию.
Святость сия заразна, как проказа.
История продезинфицированна до дебиловатой стерильности.
Святы овцы, посланные Сталиным на заклание, ибо заклание сие свято.
Свята нищета ветеранов, ибо посмотрите, как светятся их лица(!) (с экранов).
Святы все погибшие, ибо гибли за великие цели, за святые.
И черви, что проели их черепа, тоже святы, ибо из святой русской земли выползли, и в землю уйдут. А в утробушках их мертвецов мяско сушеное, святое, ведь для них оно как плоть Христова.
Подвиги все святы.
Летчик Мересьев свят.
Свят летчик Мересьев с ногами.
Но безногий он - более свят.
Безногость свята.
Обе его ноги равно друг другу святы.
И левая.
И правая.

"Эх!" - замечтается Бородатый Маг с экрана Агит-TV: «Вот ,бывало, вспоминаю о нем, о Мересьеве-то, и думаю, ну что там нам россиянские хороводы водить, хоть и с движением «Наши»!… Не то! А вот, если бы, как там у Володеньки было: «Наши мертвые нас не оставят в беде…»... Если б ожили мертвецы наши, пусть не полностью, пусть хоть отдельными частями тела, органами, да хоть скелетами, да тоже бы в хоровод наш вошли, то-то было бы сакральненько так, так душевно, так по-русски!
Так и видятся мне ноги-то мересьевские, как бегут они вдоль березонек, а потом в пляс пускаются, в пляс неистовый, разухабистый, в присядку идут ноги его, и слышится уже звук гармони, да частушки задорные.
Вот какая Русь будет, будет обязательно, ибо это – наша Русь, группы элит и народа, то есть, субстанция недоработанная.
Ибо мне русский народ видится, как нечто разухабисто-охуевшее, и в то же время ласковое, благостное, благодарное. Чтобы льнул, народ этот, к Власти своей, как кошечка, как девица красная, да как мальчонка свежий, солнечный!"

И уснул мечтатель сей. И видится во сне ему карусельная некро-Русь. Всё вертелось в ней, буйствовало. И падали черепа с чертова колеса-коловрата, и скелеты падали, и просто пустота в остатках военного обмундирования.
Всё это шло к нему, к Философу-креативщику, и он думал: «Во как скоренько, скоренько как всё! Вот она – моя работа в триколоре, вот она – магия красная! Я маг, я гений, я всё колдовство русское, вся русская метафизика!»
И в момент сего тотального триумфа ,он услышал голос, и вздрогнул, будто перед долгой агонией. Голос звучал еще вдалеке, речь была неразборчива, но пугающе-агрессивна. В голосе том сочеталось хохочущее презрение и сверхчеловечья железная воля.
Обладатель голоса, окруженный сотней мертвяков, приближался, и вот уже самозваный Философ различил немецкую речь, и разглядел эсэсовские знаки на остатках обмундирования ожившей дивизии.
Обладатель голоса – "классический голливудский ариец". Это стало тем более очевидно, когда он приподнял железную маску, прикрывавшую лицо, столь прекрасное, что даже дыры тления и бледно-зеленый цвет не могли его испортить.
Он молча, в упор смотрел на Философа, взглядом, исполненным – нет, ни презрения, ни превосходства, ни ненависти – нет, чего-то качественно- иного, некоего бесчувствия полустатуи-полубога.
Философу, в какой-то момент, померещилось в этом взгляде нечто светское. Это была светскость аристократа, попавшего на экскурсию в жабий питомник. Немец просто изучал тварь, стоящую перед ним, не понимая ее биологического и прочего смысла.
Прекрасный немец обратился к черепу, который он бережно и сочувственно всё это время держал в руках.
Череп принадлежал гениальному ученому, чье имя было засекречено даже в Рейхе. Обладатель сего черепа при жизни был не только Мастером Гипноза, но и, можно так сказать, Владельцем Реальности. Он мог моментально восстановить не только полную картину событий в любом отрезке времени, в любой части мира, но и за секунду узнать всю подноготную любого существа - от полной биографии, до каждой эмоции, мысли, мотивации.
Философ был вычислен и ожидал жестокой мести.

Но немцы, видимо, сочли, что и этого он не достоин. Когда один из дивизионеров заиграл на губной гармошке что-то вроде «Ах, мой милый Августин», а другой произнес на ломанном русском: «Спляшем, Пегги, спляшем», Философу сделалось дурно.

Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.




Subscribe

  • БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ РУССКОЙ ПОЛИТИКИ

    Самый большой секрет русской политики, да и русской жизни в целом, заключается в том, что никто ничего не собирается менять. Всем и так нормально.…

  • БУНТ ВОЕННЫХ

    Известно, что российская власть всегда любила исторические параллели. Но только те, которые выгодны на текущий момент. Все неприятные же она привыкла…

  • О ПРОФАНИРОВАННОМ ГУМАНИЗМЕ

    "Если после смерти меня ждет реинкарнация, то я хочу стать смертельным вирусом, который поможет решить проблему перенаселения" — сказал покойный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments