February 12th, 2010

Алина

Витухновская THE BEST

(В настоящее время текст переводится на немецкий язык и готовится к публикации в Германии).

2007-05-15 Алина Витухновская
На смерть Литвиненко

I

Эстетика современности – эстетика некро.

Самый что ни на есть некрореализм. Но не как искусство, а как данность, явь. Та явь, что так долго казалось нам обыденной, опостылевшей.

Прорастает явь эта пугающе-тревожно. Словно насекомо-извилистый сорняк Неведомого.

И от подземных его движений вместо бездны Фридриха – сотни трещин драконистой аппликацией покрывают пейзажа мультипликацию и асфальт городов.

Стивен-Кинговским раздольицем инфернальным, полем великанистых кусто-скелетов хищных растений, что разинули колючие пасти, вампирично клыкасто, статично осеннее блекло, распространяя запах, притягивающий человека, сладким и терпким безвольем. Манящий запах, одурманивающий до обморочной податливости, вызывающий дрожащих колен возбужденье.

Поле, запах, растения, всё это вкупе – создавало пространство Беспричинного, Бесцельного Преступления. Самодостаточного Иррацианального Насилия, Непостижимого как Вещь В Себе. Преступления без Преступника.

Персонифицированный Преступник, даже не человек, колышущийся тростник уже ослабляет ужас, принося намёк на понимание. Он осязаем, и в этом уязвим. К нему можно проявить ответное насилие.

Ближе всего к ужасу этого пространства была Смерть. Но Смерть неизбежна для всех. Она равняет нас, и своей демократичностью, уменьшает, личность. С ней мы почти анонимны. "Я" боится, "самость" трепещет. Миллионы других "Я", миллионы других "самостей" перед лицом Смерти приводят к окончательному отрицанию Моего "Я". Смерть всегда Чужая.

Collapse )