March 20th, 2010

Алина

Ответы девушкам

Все люди делятся на куриц плоти и ледяных убийц.
Курицы-гриль на концлапках вышагивают в печи Освенцима,
и, сгорающая до хруста,
Кожица их потрескивает, как испорченный виниловый диск.
"Приятного аппетита!" - как любил приговаривать Заратустра.
Алина

ТРИСТА КРОВАВЫХ ПЯТЕН




Война – это я.
Вы – 300 кровавых пятен. Пятен тьмы.
Пятнышки на коврике. Пят-ны-шки.
Милые.
Ублюдки.
Людишки.
Молодые бляди и дешёвые боги.
Мглистые моли и ядовитые вши.


Между нами Простой Автомат Абсолюта.
Между нами тупой терминатор тумана.
Между нами куски тошноты и салюта.
Между нами великих убийств капитаны.


Между нами немые блюстители правды.
Между нами певцы дармового порока,
Покупатели дырок и чёрных квадратов,
Трубочисты утроб и глотатели смога.


Между нами восторги сомнительных оргий,
чей обыденный смысл, как медуза, невнятен.
И куда отступать? Ведь за нами лишь морги.
Триста пятен кровавых, но правильных пятен.


http://vituhnovskaya.ucoz.com/index/0-2

Очередное заседание клуба политического кино «Право экрана!» (18 марта 2010 г.).

Фрагменты дискуссии, состоявшейся после просмотра фильма «Как избавиться от остальных».
(К сожалению, из-за низкого качества записи, выступления участников переданы не полностью).

Сергей САЛЬНИКОВ, режиссер
Господа, я хочу сказать о фашизме. Можно? Минуточку внимания и тишины! Господа, здесь о фашизме сейчас будет речь. Во-первых, мне очень интересно было при просмотре этого фильма, я буду очень кратко… Действие фильма «Двенадцать» Михалкова и действие этого фильма происходят в школе. И там, и там, по существу, происходит суд. То есть здесь суд, конечно, более радикальный. Радикальный в смысле издевки. Над правильной, единственно верной фашистской идеей, которой ничто не может противостоять в безбожном мире, мире, который существует без Бога. Потому что в том мире, который наполнен Богом, который наполнен пониманием, чему и кому мы подчинены, самая естественная форма подчинения и управления – это теократия. В худшем, извращенном смысле которую представляет монархия. Поскольку Бога нет, постольку и монархия не имеет права на существование. Что имеет право на существование в безбожном мире? Фашизм является абсолютно идеальной формой человеческого управления. Фашизм. Это первый тезис. И второй тезис. Ни в одном фильме мирового кинематографа, как бы этот фильм ни начинался – даже если он заходил на 50, 60 процентов в пользу апологии и восхваления фашизма, все равно в конце происходит дискредитация и уничтожение этой идеи. Найдите мне пример хоть одного фильма мирового кинематографа, где бы до конца и окончательно воспевалась фашистская идея. Таких фильмов нет. Это означает, что вся мировая кинематография стоит вопреки и в штыки к классической, совершенной, абсолютной, идеальной идее человеческого управления – фашизму.

ВИТУХНОВСКАЯ
Не логично, на самом деле. Я мало чего поняла и хочу задать вопросы. Правильно я вас поняла, что фильмов о фашизме никогда не было снято?

Сергей САЛЬНИКОВ
Нет, фильмов о фашизме полно, но фашизм в них опущен всегда.

ВИТУХНОВСКАЯ
Невозможно снять плохой фильм о фашизме! Фашизм – это эстетический и идеологический идеал относительно той ситуации, которую мы наблюдаем. Ни один режиссер, как бы он ни старался, никакие итальянцы, никакие французы не смогут снять о фашизме плохой фильм. Любой фильм о фашизме – это апология фашизма. Первое. Второе: тот фильм, который мы смотрели, не имеет ни к фашизму, ни к правым, ни к левым (я ошиблась – я смотрела до этого всего несколько сцен) никакого отношения. Это своеобразная пьеса абсурда, здесь нет никакой идеологии. Здесь обыгрывается действительно интересная тема – тема эмиграции и коренного населения. Эту тему довели до абсурда. Главная проблема современного мира – и проблема фашизма также – заключается в том, что фашизм в том виде, в котором нам его хотят преподнести, невозможен. Правая идея, тем не менее, правая политика – возможна. И ее не стоит путать с тем самым насилием, которое нам представляют. Я думаю, здесь автора можно назвать левым экзистенциалистом. Никакого отношения фильм не имеет к фашизму. Вопрос, тем не менее, лишних людей и вопрос социальных гарантий – они остаются важными и первостепенными. Я прекрасно понимаю тех, кто смотрит на людей, которые приезжают в страну и ничего не делают. Я считаю, что это кощунство – обыгрывать эту тему с людьми, для которых эта тема не актуальна.

Collapse )