June 11th, 2010

Алина

ТЕРРИТОРИЯ И КОНТРОЛЬ

Координатор Движения «Республиканская Альтернатива» Алина Витухновская разъясняет позицию организации по вопросам собственности и свободы.

А. В. Бесперспективность вопроса о «праве наций» доказана современной дискуссией, которая не привела ни к чему, кроме разделения спорящих по лагерям. Эти лагеря могут нам импонировать либо нет, могут решать просветительские задачи, но политического значения, по сути, они не имеют. Более того, в революционной ситуации они могут сыграть отрицательную роль. Мы много раз видели подобное в истории, и сейчас мы вполне можем ожидать, что «актуальные политические тусовки» проявят себя как обычные «подментованные» организации, дискредитированные вступившими в них агентами. Или же они будут дискредитированы неадекватными мемами. «Классическими» мемами (как «родина-мать») или «неопостмодернистскими» (как, например, «крокодил»). В условиях революционной ситуации любой мем - если он попадает не в наши руки, а в руки той же «власти» - сыграет ту роль, которую власть ему навяжет. Вот почему я предлагаю изменить понятийный подход к основным вопросам. Понятие «родина-мать» исчерпало себя окончательно: оно патологично, оно непристойно, мы говорили об этом не раз, и никому из вменяемых людей это уже не интересно. Но и понятие «родины как таковой» - это тоже фиктивное и навязанное понятие. В тюрьме народов, в криптоколонии, которая своей недееспособной азиатской деспотической властью (отчасти дееспособной только внутри самой маленькой и убогой зоны – в эрэфии) искусственно соединила в себе ряд по сути несоединимых народов, никакой родины быть не может.

Фрейдистский комплекс «родины-матери» мы не обсуждаем. Мы отказываемся и от самого понятия «родина», потому что родины у нас пока нет. У нас есть тюрьма, которую нам навязали. Если мы отказываемся от понятия «родина», что у нас остаётся? Стоит ли создавать нацию, являются ли русские нацией и “хотят ли они войны” (хотя это было про «советских») – подобные дискуссии уже давно навязли в зубах. Как подходить к созданию новой нации? Я не хочу дискутировать, не хочу вдаваться в нюансы этого вопроса. Пусть каждый думает и строит то, что хочет, а я полагаю, что о нациях говорить преждевременно. Нельзя говорить о каком-либо просто живом и дееспособном организме, находящимся в тюрьме. Чтобы разрушить ТЮРЬМУ, надо разрушить РОДИНУ.

Collapse )
Ingria # 2

От Алины

Господа! Алина будет признательна всем, кто НЕ БУДЕТ выкладывать фото или видео, на которых изображена она, тем более, "читающая стихи",
если это фото или видео не согласованы с ней.  Нарушившие данные предписания будут баниться, а фото и видео стираться.

Из статьи Быкова в журнале «Медведь»

Вообще быть современником сноба - ничего хорошего. Сноб во всем чрезмерен, слишком ярко настаивает на своем, на каждом шагу доходит до самопародии - и у него серьезные проблемы со вкусом. Моднику важно, как он выглядит, но умирать за это он не готов. А снобу это до такой степени важно, что жизнь ему относительно недорога. Скажем больше: любой эстетически последовательный человек отличается высокой личной храбростью и презрением к опасности, да и к самой жизни. Литвинова - замечательный человек для экстремальных ситуаций: ей так важно себя уважать, что она из-за одного этого не сделает никакой гадости. Как показывает практика, эгоизм - более надежный стимул, чем любовь к людям. Я больше доверяю тем, кто хочет хорошо выглядеть и честно в этом признается. Когда другая претенциозная женщина, тоже с изломанностью, эстетством, но без литвиновского таланта, рассказывает, как она помогает бомжам, потому что любит людей, я в это никак поверить не могу, и мне не нравится, что она возвышает себя за счет бомжей. А если бы она сказала, что это у нее от желания хорошо выглядеть, я бы ее зауважал, не говоря уж о том, что это было бы честно. Вот у Литвиновой все честно.

Я заметил эту черту еще у Алены Витухновской, которая тоже не должна была мне нравиться по определению: стихи авангардные, неровные, крикливые, и внешность крикливая, и презрение ко всему живому так и сочится из ее пор. Но то, как она сидела, никого не сдавая, и то, как вела себя потом, - аргумент серьезный. Я понял, что она не лукавит, действительно не любит жизнь, совершенно ею не дорожит, короче, ей действительно важно хорошо себя вести, потому что иначе она не сможет себя любить, а это в ее случае единственная живая эмоция. У Литвиновой, я думаю, примерно та же история - с поправкой на то, что некоторых она все же любит, даже больше, чем себя, но градус безумия у этих людей должен соответствовать ее собственному. А когда появилась Земфира, стало понятно, что литвиновский максимализм еще и относителен, что она, в общем, белая и пушистая на фоне другой ураганной девочки, а художественный результат сопоставим.