July 16th, 2012

Алина

7587. Вечно этой Алисе Селезневой не везет!

Оригинал взят у eyra_0501 в 7587. Вечно этой Алисе Селезневой не везет!
Бедный господин Можейко, ее создатель. Если бы он только знал, что разные красконы (сторонники СССР 2.0) сделают из Алисы едва ли не знамя... Но он не дожил до такого.
Но самой Алисе крупно не везет и после смерти г-на Можейко. Теперь из нее сварганило "утку" дезинформационное агентство FogNews. Мне уже доводилось об этом писать, но приходится повторяться, раз отдельные упорные личности (из бы упорство да в других целях!) еще сомневаются в том, что это фейки. Так вот, это - не просто фейковая информация. Это - вражеские фейки. Целей у них, как я полагаю, несколько:
- борьба с доверием к нефильтрованной информации, распространяемой через Интернет (раз они физически не смогут приковать нас к телевизору);
- создание "белого шума" в тех случаях, когда это нужно;
- промывка мозгов (в частности, в отношении Запада, но не западной бюрократии, которая достойна разве что матерной тирады, а западного правозащитного сообщества - вот это для них и есть настоящий враг);
- мониторинг общественного мнения.

Ну, раз они мониторят, то стоит к ним обратиться:

поганые выползни! Оставьте девочку Алису в покое! И нас заодно!

А теперь - сама "инфа". Понятно, почему они выбрали именно этот фильм, дорогой сердцу любого сторонника СССР 2.0 - особенно тех, кто в СССР 1.0 не жил ни месяца и сохранил наивность младенца. Т.е. россиян хотят уверить, будто бы на Западе есть какой-то список запрещенных советских фильмов (и кто-то их, надо думать, смотрит)), что тамошние запретители еще хуже здешних борцунов, а все их запреты связаны с толерантностью к ЛГБТ - а как же!
Очень сильно опасаюсь, что если сейчас не противодействовать этой дряни, завтра она (уже без всяких указаний на фейковость) польется через ТВ в уши людей, с Инетом не связанных.


Городской суд Амстердама удовлетворил иск неправительственной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч» и запретил детский фильм «Гостья из будущего».

Список запрещённых к показу на Западе советских фильмов пополнился. Очередной жертвой, в войне европейской политики социальной толерантности и мультикультурализма против гомофобии, пала любимая всеми «Гостья из будущего». Поводом для столь сурового судебного решения послужил иск, поданный международной неправительственной правозащитной организацией «Хьюман Райтс Вотч» («Human Rights Watch»).
Претензии правозащитников звучат настолько несуразно, что в это просто невозможно было бы поверить, если не знать о других, не менее абсурдных исках. Итак, по мнению голландских представителей упомянутой организации, детский многосерийный фильм «Гостья из будущего» пропагандирует, ни больше ни меньше, дискриминацию на основе сексуальной ориентации.
В качестве доказательства истец предоставил заключение проведённой культурологической экспертизы, в которой было указано, что «В изученном экспертами аудиовизуальном произведении имеются скрытые признаки присутствия пропаганды сексуальной дискриминации, ввиду задействования в качестве главных отрицательных персонажей, и противопоставления их положительным гетеросексуальным героям, двух лиц одного пола, принадлежащих к одной социальной группе и испытывающих взаимную приязнь»¹.
На основании заключения голландских экспертов-культурологов суд принял решение удовлетворить иск и ввести запрет на трансляции в эфире и распространение на физических носителях фильма «Гостья из будущего» на всей территории Голландии. Ну, чтобы не травмировать тонкую душевную организацию представителей сексуальных меньшинств.
Вот так, одним ударом молотка, кассационное воззвание Алисы к прекрасному далёку не быть с ней жестоким было отклонено справедливой нидерландской Фемидой.
Это уже не первый случай запрета советских детских фильмов в Голландии, связанных с исками воинствующих борцов за права сексуальных меньшинств. Пару месяцев тому назад (21-го мая) этот же суд вынес аналогичное решение в отношении фильма «Тимур и его команда». В поданном тогда иске говорилось о том, что фильм является агрессивной пропагандой гетеросексуальных отношений среди подростков, и ущемляет права гомосексуалистов, демонстрируя обществу их функциональную репродуктивную неполноценность.
Для тех, кто не читал эту книгу Аркадия Гайдара или не смотрел фильм (надеемся, что среди наших читателей таких меньшинство) напоминаем, что главный герой произведения, пионер Тимур, в своей войне против садово-дачных хулиганов абсолютно не толерантно выбрал себе в помощницы дочь красного командира Женю и оказывал ей всевозможные знаки внимания.

Алина

Чем дальше в лес, тем толще партизаны

Алина

в хорошем месте, в отличной компании...

Оригинал взят у golishev в в хорошем месте, в отличной компании...
 

Владимир Голышев

Pussy Riot и кризис мужественности
Выступление на 3-м заседании Общества Христианского Просвещения (Санкт-Петербург, 10 июля 2012 года)

По ту сторону пола
Хочу начать с того, что христианство, понятое буквально – из прямой речи Христа и апостольских интуиций, а не через кривую призму церковных катехизисов – снимает проблематику пола. Преодолевает ее. Аннулирует.
В Царствии Небесном нет женщин и мужчин. Само Царствие – не какая-то туманная посмертная перспектива, состояние, которое можно (и нужно!) достичь здесь и сейчас. Способ достижение – совлечение с себя, как драной одежды ветхого человека и облечения в сияющие ризы Христа. То есть, метаморфоза, преображение.
Преображенный человек – подданный этого Царства – независимо от пола, к какому был приписан на старте, имеет иную природу - свободную от гендерной проблематики. Девство и безбрачие здесь не столько средства, сколько побочный эффект.
Царствие Небесное редко достигается одним рыком (например, через мученичество). Как правило, это серия метаморфоз. Или одна сложная метаморфоза, растянутая во времени. Ветхий человек, с которым связана проблематика пола, стремится взять реванш. Возможны загулы на «страну далече», банкротство, отчаянье и возвращение к всепрощающему Отцу.
Так или иначе, среди христиан – того малого стада, которое Христос призывал к бесстрашию – феминизм невозможен.
Говорить о феминизме можно только за его пределами.

Мужское и женское
Прежде, чем браться оценивать феминизм, как идею и как практику, хорошо бы разобраться с тем против чего он борется – с мнимым «патриархальным» укладом, который якобы имеет место сегодня и угнетает современную женщину. Да и с тем, что сегодня называют «женщинами» и «мужчинами» тоже следует разобраться.
Сошлюсь на нашего великого современника Евгения Всеволодовича Головина, в текстах которого эта тема поднята, разработана и, на мой взгляд, закрыта.
Давайте на время забудем про конкретных мужчин и женщин. Поговорим о природах – мужской и женской. В каждой особи, независимо от номинального пола присутствуют обе природы. В стандартном случае одна из природ для человека является базовой, другая – факультативной. То есть, человек – это разбалансированный андрогин.
Природы эти подробно описаны во всех традициях и культурах мира. Самая расхожая формула - «инь-ян» из китайской традиции.
Если суммировать характеристики мужской природы, у нас получится пытливый, бескорыстный, экспансивный, независимый субъект, верный принципам, одержимый идеями. Вектор его строго центробежный – он склонен отдавать и отталкивать, идти вперёд и вверх. Женская природа – его противоположность. Вектор центростремительный – она притягивает, поглощает, удерживает. Именно женская природа безраздельно царит в материальном мире… Не буду утомлять подробностями. Они и так хорошо известны. Лучше сразу перейду к тому, как эти природы реализуются в человеческой особи...

Женщина – совершенная и «скрытая»
Головин напоминает о существовании чисто женских сообществ. Самый известный пример - амазонки.
Женская анатомия, как известно, включает некое подобие пениса. Явное указание на самодостаточность! Древним источникам, повествующим о мире без мужчин, о женщинах способных к эякуляции, конечно, трудно поверить. Впрочем, это необязательно. Историческая достоверность, пусть и подтвержденная отчасти женской анатомией, здесь роли не играет. Достаточной самой идеи самодостаточности, мифа.
Даже если убрать шокирующую версию о «женском оплодотворении» давайте зададим себе простой вопрос: что, по большому счету женщине от мужчины нужно? Капля спермы. Остальное она может сделать сама. (Забегая вперед, скажу: мужчине от женщины не надо, вообще, ничего. Его безусловная зависимость от женщины заканчивается в момент рождения.)
Если вспомнить об андрогинном устройстве человека, то можно сказать, что чисто анатомически женщина – почти совершенство. Для полного совершенства ей не хватает только одной функции – способности оплодотворить себя без участия мужчины. Всё остальное в материальном мире – исключительно женское дело.
Нарисованная нами комбинация ясно указывает на то, что главное свойство мужской природы – непривязанность к материи. В идеале мужчина – это божество, сходящее к дочерям человеческим, чтобы оставить потомство и тут же вернуться обратно – в сферу чистых идей и тонких энергий. Понижаем градус: мужчина - полубог или герой. Еще ниже: святой или воин. На худой конец мастер. Но это уже компромисс, так как мастер связан с материей. Хоть и минимально... 



Collapse )

а1рейнхардт

ВСПОМНИЛОСЬ. ТРАДИЦИИ.... ОБЫЧАИ (с)


:: В тюрьме ::

17 января в Головинском межмуниципальном суде в Москве продолжится слуша­ние дела Алины Витухнов­ской. А пока суд идет, Алина много и плодотворно работа­ет. Всего три месяца на сво­боде, а за это время написа­на повесть «Последняя ста­руха процентщица русской литературы», готовится к вы­ходу в ПЕН-центре книга «Дело Алины Витухновской», заканчивается работа над «Тюремным дневником», в «Новом мире» будет опубли­кована поэма, бережно переписанная в клетчатую тет­радку ее подругой по каме­ре. И еще много новых сти­хов, написанных совсем не­давно...

16 октября 94-го года, поздно вечером, я возвраща­лась домой с концерта. Возле подъезда на меня напала группа людей. Зажимая рот, выворачивая руки, тащат меня в черный ход. Требуют ключи от квартиры, суетливо шарят по карманам и сумке.

«Федеральная служба контрразведки», — голос из темноты.
Тогда еще пафосное назва­ние организации никак не увя­зывалось в голове с откровен­но бандитским обличьем вцепившихся в меня мужчин.
Поднимаются ко мне на этаж, нервничают, стараясь не попадаться на глаза сосе­дям. Встав с пистолетами по бокам двери, требуют: «Зво­ни!» В это время из лифта по­является папа. Они кидаются на него, выбивая из рук ключи.

Вновь: «ФСК. Мы произве­дем обыск». Папа предлагает позвать в качестве понятых соседей: «Напротив живет отставной прокурор». Я поддерживаю его, зная, что скрывать мне нечего, а вот за странными визитерами как раз желательно проследить. Но нам отказали с НЕОТВРАТИМО НАСТОЙЧИВОЙ ВЕЖЛИВОСТЬЮ: «Не волнуйтесь, мы приведем кого-нибудь сами».

Полтора часа (ДО появле­ния понятых!) более десяти человек ходили по трехкомнатной квартире. Уследить за ними было невозможно. Естественно, когда начался «Официальный обыск», на глазах у «кого-нибудь» Откуда Надо, извлекли Все, Что Надо.
Не буду вдаваться в дальнейшие хронологические подробности этой истории. Факты, обнаруживающие явную беззаконность, не раз появлялись в прессе.
Теперь меня УЖЕ не инте­ресуют нарушения норм УПК.
Санкции, возникающие ПОСЛЕ обыска и сомнитель­ные разрешения на прослуши­вания телефонных перегово­ров, которые тоже появляются НЕ СРАЗУ.
Откуда берутся и чем руководствуются мальчики, «узнающие» во мне на так называемой «очной ставке» (проводившейся БЕЗ ОПОЗНАНИЯ!) девушку, «внешности которой им никто не описывал», но «именно ту, которая продала им наркотики».Почему при якобы произошедшей сделке «покупателей» задерживают ТУТ ЖЕ, НА МЕСТЕ, а продавца — СПУСТЯ ПЯТЬ ЧАСОВ.
Для чего «покупателей» предварительно избивают на улице, за палатками.
Почему в момент появления в милиции НАСИЛЬНО приве­денного НЕСОВЕРШЕННОЛЕТ­НЕГО понятого пузырек, якобы изъятый у мальчиков, УЖЕ стоял на столе.
Почему этот факт, всплывший на суде, был проигнорирован обвиняемыми, и ни они, ни их адвокаты не используют очевидную возможность снять обвинение ввиду отсутствия доказательств.
Как всерьез можно обвинять в покупке наркотиков «в неустановленном месте, в неустановленное время, у неустановленных лиц».
Меня не интересует, почему на требования подтвердить в суде голословные обвинения у полковника есть два ответа — «оперативные соображения» и «государственная тайна».

Меня интересует, ЧТО ЗА ЭТИМ СТОИТ.
В восьмом номере журнала «Новое время» за 94-й год бы­ла опубликована моя статья о синтетических наркотиках.
Когда люди, пришедшие допрашивать меня «без прото­кола», спросили, как найти че­ловека, интервью с которым фигурировало в статье, я потихоньку начала обнаруживать причинно-следственную связь.
Когда меня спросили о лабораториях, я подумала: быть жертвой осведомленности — это еще куда ни шло, но быть жертвой неосведомленности!..

Хочется процитировать Доренко, язвившего в последних «Версиях»: «Им неправильно на меня донесли». Или... их СПЕЦИАЛЬНО дезинформировали?.. Они считают меня членом некой группировки, распространяющей наркотики. Тогда моя цель... не разубедить их! Ведь это отлично — быть членом несуществующей группировки, совершать несуществующие преступления.
Впрочем, вопросы, касающиеся непосредственно наркобизнеса, задавались скорее с целью нагнетания обстановки, нежели из желания получить на них ответ.
Похотливая страсть (имен­но!) разгорелась в их глазах, когда они задали вопрос о злоупотребляющих наркотика­ми детях влиятельных лиц. Им нужны были компроматы пе­ред выборами. Только компро­маты. И больше ничего.
Я им была не нужна — полковник сам проговорился об этом на суде. «Ты нам не нужна, нужные другие», — они говорили прямо.

Дело было сфабриковано кое-как, видимо, лишь потому, что они на 100% уверены в эффективности своих методов. Дело существовало лишь как способ давления и запугивания. Они были уверены, что я стану их агентом-осведомителем. А потом пойду домой. Но я осталась в тюрьме. На целый год. Потому что не сказала. Не из принципа, не из-за смелости. Просто язык бы не повернулся.

Я была возмущена: за кого они меня принимают? Всегда говорила, что мир — изощренный концлагерь. Только теперь изощренность исчезла, а концлагерь остался. Сижу в камере, где на 20 мест 40 человек. Они все время кричат друг на друга. Не сплю. Не ем. Родители не передают передачу, потому что две недели им не дают узнать, где я. Местная пища вызывает отрицательные эмоции, которые оказываются гораздо сильнее голода. По спящим людям ползают мыши и тараканы. В супе находят крысиный хвост. Вынимают и продолжают есть. Я отворачиваюсь. Было бы куда отвернуться!.. По ночам раздаются крики: «Мне плохо! Умираю!». «Умрешь, спишем», — отвечает дежурная. Здесь есть врачи. Но они либо некомпетентны, либо недобросовестны. Одно из двух. Постоянная слежка. Обыски. Дубинки. Которыми бьют. Одна женщина говорит, что чувствует себя трупом, который зачем-то куда-то тащат. «Ты еще чувствуешь?» — недоумевает другая. Многие уверены в том, что вряд ли выйдут на свободу психически здоровыми людьми.

Когда я впервые зашла в камеру, у меня создалось впе­чатление, что там проводятся съемки фильма. То ли сума­сшедший дом, то ли колония двадцатых годов. В глаза бро­силось несколько отстраненно-безумных лиц. Но это было не то безумие, в коем преле­стна узнаваемость изведанных патологий. Это было очень специфическое безумие, страшное и простое, безумие, ПРИОБРЕТЕННОЕ ЗДЕСЬ.

Специальный докладчик ООН, посетивший Бутырскую тюрьму, назвал условия со­держания заключенных не, только унижающими человеческое достоинство, но и НАСТОЯЩЕЙ ПЫТКОЙ.
Я писала об этом. Но я повторюсь. И буду повторять до тех пор, пока все не поймут. Меня шокирует то, что я вижу. Я не удивляюсь фашистским условиям, издевательствам персонала, циничному и бессмысленному насилию власти. Я привыкла к ужасу, но никогда не привыкну к людям несопротивляющимся. К людям, которые усваивают порядки с такой ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬЮ, что, кажется, просто ИЗНАЧАЛЬНО НУЖДАЮТСЯ В НИХ. Все формы, все оттенки человеческого характера и чувствительности имеют своей сутью только одно — ПАТОЛОГИЧЕСКУЮ СКЛОННОСТЬ К РАБСТВУ. ОНА И ЯВЛЯЕТСЯ ГЛАВНОЙ И ИДЕАЛЬНОЙ СИСТЕМОЙ УПРАВЛЕНИЯ.

Если по капле выдавить из человека раба, то ничего не останется,

И еще кое-что, касающееся непосредственно закона, точнее, статьи 224 о наркотиках. Я не верю, что в основе этого закона стоит гуманность и забота о здоровье человека. Я не видела в тюрьме ни одного настоящего наркодельца. Я видела наркоманов, случайных потребителей, посредников мелкого пошиба и тех, кого просто-напросто подставили. Все эти люди расплачиваются годами своей жизни за звездочки на погонах оперативников, чья цепь — отчетность.

Наркотики как продавались, так и продаются в общеизвестных местах. Те, кто имел на этом огромные деньги, сейчас имеют еще большие деньги. Они нисколько не обременены элементарной осторожностью. Они ничего не боятся, потому что им нечего бояться. А подросток, получивший «в подарок» дозу ЛСД или таблетку «Экстези» либо суррогат, признанный услужливой экспертизой наркотиком, становится жертвой профессионалов. Он, подросток, вряд ли подозревал о том, что миллиметровая «промокашка» ЛСД — это «наркотик в крупных размерах», хранение которого можно представить как «с целью сбыта». Срок до 10 лет.

И он сядет в тюрьму, если не «Сдаст» своих друзей, или не «подставит» врагов, или не подпишет документ с надиктованными фамилиями.
Почти как в 37-м году. Еще хуже. Я не поощряю использование государством любых агентов. Я просто не понимаю этого, какими бы величайши­ми интересами ни прикрывались. Предательство всегда остается предательством, а подлость — подлостью. Государство, построенное на доносах, не стоит того, чтобы блюсти его интересы. Использование в качестве агентов наркоманов — безумие, безумие, которое будет(!) стоять в основе тоталитарного государства. Наркоман за дозу наркотиков «сдаст» и родного отца. Павлик Морозов образца 1996 года.

...Несколько человек возвращались с вечеринки. Подошедшие к ним товарищи в штатском предложили отправиться с ними в отделение милиции. Бездумно доверившись незнакомцам, компания своими ногами(!) отправляется в отделение, убежденная, видимо, не только в своей невиновности, но и в защищенности. Тех, кто с живописно исколотыми венами, почему-то отпускают. Оставшегося обы­скивают и, конечно, находят наркотик. Быстренько оформ­ляют уголовное дело. А потом приносят бумажки на подпись: «в тюрьму», «согласие на сотрудничество». Подписавшего «согласие» отпускают домой. Дело между тем оформлено. Через некоторое время «свободный» человек понимает, что он — человек, навсегда пораженный в правах. Родители недоумевают, глядя на его беспричинное, как кажется им, отчаяние. Они немного в курсе истории, она, конечно, малоприятна. Но к чему так терзаться? Самое интересное, они не знают, что он подписал «согласие на сотрудничество».

Тюрьма похожа на информ-магистраль — то, что произошло в одном ее конце, тут же становится известно в другом. Следователи злились на меня за то, что я не стала с ними сотрудничать, и значит, зря были потрачены время, силы и деньги на мое задержание. Они злились за то, что их методы не сработали, за то, что я категорически отрицаю инкриминируемое мне преступление. Через несколько дней после их последнего визита мне сообщили о том, что каким-то заключенным дали подписать показания против меня, гарантируя скорое освобождение. Тюрьма — завод по производству осведомителей, место, где скрытая доселе трусливая подлость получает свое фактическое действенное подтверждение. Физические и метафизические страхи превращаются в реальные факты. От вторых в отличие от первых никогда никуда не убежишь. Если вы даете себя использовать однажды, вас будут использовать всегда. Вас будут только использовать. Вас будут использовать КАК УГОДНО. Система ищет своих рабов. Рабы ищут свою систему. В тюрьме, где они находят друг друга, система пожирает раба ЧЕРЕЗ ЕГО РАБСТВО.

В стране растет поколение осведомителей. И если половина населения окажется в лагерях, а другая половина будет эти лагеря охранять, это не государство будет виновато и не органы. Это поколение будет виновато. Потому что позволяет себя вербовать.
Увеличивается число аген­тов. Тихо и незаметно.
Вы не замечали? Обратите внимание. Так, на всякий слу­чай. Не думайте об обществе. Подумайте о себе. Вдруг именно вы — отец или мать Павлика Морозова?

Алина ВИТУХНОВСКАЯ,
«Известия», 17.01.1996

Алина

АКТУАЛЬНАЯ ПОЭЗИЯ

Оригинал взят у blackicon в АКТУАЛЬНАЯ ПОЭЗИЯ

СТИХИ О ПРЕКРАСНОМ
 Прекрасных женщин в мире - три. Но не моя вина
Что за последние года забыл их имена.

Одну вы знаете из них, и видели не раз,
И любовались огоньком её прекрасных глаз.
Порой сводила вас с ума, гнала по жилам кровь.
А, как зовут? Не помню я. По-моему ......

Вторая вам глядела вслед, в молчании немом
И к горлу вашему порой подкатывался ком,
И знали вы: она придёт, поймав удобный миг
И вас она хоть где найдёт, и ваш услышит крик.
Но как зовут? Не вспомнить мне, хоть имя не бог весть.
Не помните, случайно вы, что звали её …...

А к третьей, сами мы идём все вместе - стар и млад.
Хотим любить её одну, но муж у ней есть - Ад.
И он ревнив: карает всех, кто прикоснётся к ней,
Он никого не пощадит - ни женщин, ни детей.
Прекрасных женщин в мире - три.
Прекрасней всех - одна.
Её я имя назову:
Гражданская Война!
Иван Ширяев