July 17th, 2012

Алина

АРХИВЫ (ПОРТАЛ КРЕДО РУ)

Оригинал взят у blackicon в АРХИВЫ (ПОРТАЛ КРЕДО РУ)
26 февраля 2003, 14:31
Поэтесса Алина Витухновская подает в суд на Миссионерский отдел РПЦ МП
Скандально известная российская поэтесса Алина Витухновская собирается подать в суд на Миссионерский отдел РПЦ МП, выпустивший в Белгороде в 2002 г. в твердой обложке и на хорошей бумаге энциклопедию "Новые религиозные объединения России деструктивного и оккультного характера". На 131-й странице энциклопедии содержится информация о будто бы существующей организации "Южный крест", причем отмечено, что "другое название организации "Южный крест" – Московская Церковь Сатаны", далее на той же странице утверждается: "По данным энциклопедии И. Куликова, места встреч руководителей объединения могут располагаться по адресам:… Ленинградский проспект 80-89…" – это домашний адрес Витухновской.

Содержащиеся далее в книге утверждения уже делаются без ссылки на другие издания и без указания на их вероятный характер: "Под действие руководства секты попала поэтесса Алина Витухновская, пребывание которой в Бутырском СИЗО неоднократно вызывало интерес ос стороны СМИ".

Примечательно, что Руслан Воронцов – друг поэтессы и будто бы лидер (по данным энциклопедий о сектах) Церкви Нави и "Южного креста" - считает главой Церкви Нави Илью Лазаренко – руководителя карликовой партии "Национальный фронт", создавшего "Церковь" на базе своей партии. Что касается "Южного креста", то Воронцов прямо обвинил в эфире программы "Принцип домино" известного борца с сектами (и гражданина США) Александра Дворкина в том, что "Вы придумали этот "Южный крест" – организацию, которая никогда не существовала в реальности".

Витухновская узнала об выходе белгородского издания "Новые религиозные объединения России деструктивного и оккультного характера" несколько месяцев назад, но никак не могла получить экземпляр этой книги. В итоге Алина сама поехала на книжные развалы в Олимпийском и там купила чуть ли не последний экземпляр энциклопедии за 350 рублей. Зачем ей это надо – она рассказала в интервью "Порталу-Credo.Ru" (размещено в рубрике "Мнение" нашего Портала).

Алина

post

Оригинал взят у blackicon в post

Художница Елена Хейдиз и еще 9 человек объявили голодовку в знак протеста против содержания под стражей участниц группы Pssy Riot

16.07.2012 18:18 Хейдиз рассказала радиостанции "Эхо Москвы", что ее голодовка продолжается 11-ый день...



Алина

Дело Константинова - свидетель вор

Примечательные новые обстоятельства открылись в деле политзаключенного Даниила Константинова. По сообщению его адвоката Дениса Зацепина, единственный свидетель, на показаниях которого против Даниила (опознание, очная ставка) строится все обвинение, оказался уголовником!
Алексей Александрович Софронов, 1991 года рождения, прописанный в Вачском районе Нижегородской области (чья фамилия в следственных документах до последнего времени писалась искаженно, как сАфронов - возможно, для того, чтобы затруднить его поиск для стороны защиты) - 13.07.2012, то есть в прошлую пятницу, осужден Вачским районным судом за серию краж. Причем последняя кража совершена им 28.03.2012, то есть буквально через три дня после того, как он "опознавал" Константинова.
По сообщению из Вачского суда, за шесть совершенных им краж Софронов получил условный приговор, пока не вступивший в силу.

Подробности:
http://konstantinovdaniil.ru/view_post.php?id=145
http://konstantinovdaniil.ru/view_post.php?id=146

Судя по всему, речь идет именно о "нашем" Софронове - совпадают и ФИО, и год рождения, и место прописки. Адвокат запросил из Вачского суда материалы по Софронову для окончательного уточнения этого вопроса.

Итак, единственная улика против Константинова - это "опознание" со стороны вора-рецидивиста.
Это ставит перед нами новые вопросы - и о том, кто и почему на самом деле мог зарезать приятеля Софронова и ранить его самого; и о том, каковы были отношения Софронова с районной полицией и можно ли считать его независимым свидетелем.
Алина

УМЕРЕТЬ ЗА " ПУССИ РАЙТ"


Лента новостей [ RSS | Архив новостей ]
17 июля 2012, 00:32
МОНИТОРИНГ СМИ:. Голодающие за свободу арестованных девушек довели себя до истощения: их протест никем не замечен


23-летняя Анна Масейкина-Домбровская сегодня весит меньше сорока килограммов. Она не ест с 4 июля. До этого весила чуть больше — 45 килограммов.

На сколько ее хватит еще, я не знаю.

Известный поэт, в прошлом тоже заключенная, Алина Витухновская, отказалась от пищи с 6 июля:

- с 15-46, - называет она точное время по своему ЖЖ.

- Ты что готова умереть за Пусси? - потрясенно спрашиваю я Анну Домбровскую.

- Я не собираюсь умирать. Но для меня это отчаянная попытка помочь арестованным девушкам, поддержать их, - отвечает Анна. - Я думаю, что найду в себе внутренние силы продержаться до их освобождения. Для меня это еще и протест против беззакония, что происходит сейчас, за всех несправедливо обвиненных...".

О том, что объявлена голодовка ради освобождения Pussу Riot, голодающие письменно сообщили Генеральному прокурору Чайке и президенту Путину.

Ни от того, ни от другого ответа они не получили. Каждый день голодающие стоят пикетом около Хамовнического и Мосгорсуда. "Голодовка протеста", - написано на плакате. К кофточке Анны приколот еще бейджик: "Голодаю за Pussу Riot". Она возглавляет Общественный комитет за освобождение женщин-матерей из группы Pussу Riot.

***


- Ты к врачу хотя бы ходила? Зафиксировано хоть где-нибудь, что ты ничего не ешь столько дней? - пытаю я Анну.

Она кивает головой.

- Да, ходила, 10 июля — когда Пусси не выпустили на свободу в очередной раз. Я думала, что их 9 июля выпустят все-таки, и я начну есть, но их так и не выпустили... И я поняла, что должна еще продолжить. Ведь кто-то же должен... В поликлинике мне померили давление, выдали справку о том, что я у них была, и я ушла...".

Давление у Ани было 80 на 55. Тоны сердца прослушивались слабо.

Анна Домбровская родом из Твери. По образованию художница. В Москве живет у друзей, кто приютит, участвовала в митинге 6 мая, была на Оккупай Абае, сейчас переместилась на Оккупай Суд.

Натура — творческая, активная, за справедливость.

На мой взгляд — психически вполне нормальная, но на своей волне, идеалистка. Черное-белое. Победа-или-смерть. Как-то так.

Мы познакомились с Аней (она просит называть себя только Анной) в далеком Подмосковье, и, как это ни странно — если рассматривать наше знакомство в контексте дела Pussу Riot, - в православном женском монастыре. Я писала оттуда репортаж. Когда после Крестного хода прихожане отправились в трапезную — подкрепляться не только духовно, но и телесно, я не могла не заметить истощенную девушку, которая отсела подальше от ломящихся закусками столов.

- А ты почему ничего не ешь?

Аня объяснила. Сказала, что пьет воду, что читала книжку "Чудеса голодания", то есть все делает по науке, и что это была не только ее инициатива, таких как она еще с десяток человек. Они поддерживают связь друг с другом. "Да вы не волнуйтесь. Я хорошо себя чувствую. Есть уже совсем не хочется. Такая легкость во всем теле", - тут я поняла, что надо делать что-то, как-то рассказать об этом... Ведь нельзя же так... Почти бессмысленно... Голодать.

- Самую первую голодовку в защиту Пусси начал я - 24 апреля, - говорит Александр Сергеев, правозащитник. - Продержался 12 дней. В одиночку. Сообщил об этом в газеты, на радио — тишина. Никому ничего уже не надо, так я понял, а одному голодать — бесполезное дело, надо искать единомышленников, чтобы тебя услышали. 6 мая, когда митинг власти разгоняли, я из голодовки вышел первый раз.

С Аней Домбровской Александр Петрович познакомился в первые дни Оккупай Абая. Он читал у памятника пушкинскую "Вольность", когда к нему подошла восторженная девушка, почти ребенок, попросила телефон.

- Поговорили мы по душам и расстались, - продолжает Александр Петрович. - Второй раз мы увиделись с Аней возле Хамовнического суда — 4 июля. Я объяснял пикетчикам, что мы должны доказать властям, что процесс Пусси — политический, что надо устроить что-то из ряда вон, чтобы нас услышали. Потому что то, что происходит сейчас — это не суд, это показательное шоу. Я как бывший сотрудник органов говорю: если ситуацию не переломить, не сменить адвокатов и безразличное отношение к процессу у рядовых граждан — то девушки получат реальный срок, и это станет началом последующих репрессий. Я снова предложил голодать в защиту арестованных.

В тот день в голодовку включилась только Аня. Сам Александр Петрович тоже попробовал голодать с четвертого июля, но пятого затею оставил - "Аня уехала в Тверь, и я подумал, что ей, наверное, это не очень надо".

А 9 июля они снова столкнулись на очередном пикете. Александр Петрович поразился, как исхудала девушка и что она держит данное слово, потащил ее в больницу, но там не нашлось даже весов, чтобы точно измерить Анин вес.

- Я и представить себе не мог, что в этой девочке окажется такой сильный дух, - восхищается он. - Я не хочу, чтобы Аню считали фанатиком, но ведь это ее решение — голодать за матерей, которые сейчас томятся на нарах, я полагаю, оно выстраданное, это акт ее самовыражения. Моя жена тоже хотела включиться в эту голодовку, но у нас трое детей, мы просто не можем себе это позволить. А Аня Домбровская смогла.

***


Между тем, к голодовке подключились поэтесса Алина Витухновская, публицист Владимир Голышев. В своих блогах они разместили воззвание по этому поводу и тоже адресовали его Путину. Хотя сейчас, спустя десять дней на одной воде, та же Витухновская полагает, что эта их жертва, скорее всего, мало что дала.

- Я себя пока неплохо чувствую, дел слишком много, чтобы прислушиваться к своему состоянию, но явного ухудшения здоровья нет. Я сама, находясь в СИЗО когда-то под надуманным обвинением, не раз шла на такой шаг. И теперь я посчитала его необходимым. Я совершенно не призывала своих соратников следовать за мной, — особенно, если нет уверенности в своем здоровье. Но надо же как-то останавливать это мракобесие".

Как в темные века в Европе инквизиция сжигала ведьм на костре, так и сейчас Pussу Riot, говорит Алина Витухновская, вполне осознанно приносят в сакральную жертву.

Только в роли палачей, по ее мнению, выступает вовсе даже не РПЦ, как может показаться на первый взгляд, а сам народ. Который, пока его тащат в средневековье, безмолвствует как всегда.

- Сами арестованные, как я считаю, в силу возраста тоже не осознают, что несколько подыгрывают системе, опасаясь своими показаниями превратить этот процесс полностью в политический... Я не хочу выглядеть блаженной. Думаю, буду выходить из голодовки на днях, - говорит Алина. - Наверное, все можно было сделать иначе — объявлять голодовку официально, фиксировать все документально, формулировать четкие требования, но ведь она была начата на эмоциях... А смысла в дальнейшем ее продолжении при существующим положении вещей я пока не вижу".

А Аня Домбровская видит.

- Постараюсь продержаться по крайней мере до 20-го июля, когда начнется процесс над Пусси... Я поддерживаю самих девушек, в том, что они совершили — сказав с амвона правду, которую боятся сказать другие. Я считаю это подвигом. Для меня также близко, что они попросили именно Божью Матерь о помощи России. Я думаю, что могла поступить бы так же как они, может быть, в другой форме. Я старалась поддержать их — писала личные письма им в СИЗО.

На ОккупайСуде, где сейчас пикетирует Аня, людей с каждым днем становится все меньше. Многие уехали волонтерами в затопленный Крымск — чтобы быть там полезными, проявить себя, Аня говорит, что тоже поехала бы, но здесь она нужнее.

Да и силы надо беречь — хотя сама Аня считает, что с ней все в порядке, что это для нее духовное очищение, победа над самой собой, доказательство, что не хлебом единым живет человек, а любовью... Но я вижу, что она выглядит как из Бухенвальда, и с трудом уже ходит, а приюта в Москве нет.

- А родители в курсе, что у тебя происходит?

Аня мнется.

- Я не хотела бы об этом говорить.

- Ее единомышленники убеждают меня, что держат процесс под контролем, и в нужный момент обязательно вмешаются и не дадут Ане загнуться — это в ответ на мой прямой и циничный вопрос, что они будут делать, если Ане станет совсем плохо... Меньше сорока килограммов для 23-летней девушки - это все-таки почти за гранью.

- Но если каждый будет заботиться только о себе и своем здоровье, то кто скажет нет царящему вокруг произволу? - объясняют мне.

А, может быть, то, что сейчас делает Аня Домбровская, — это и есть некая принесенная ею самой сакральная жертва, думаю я, глядя на выступающие ключицы, острые коленки, аккуратную табличку о голодовке в руках.

Вот только ради чего и кого? Если об этом никто не знает.

Одна из участниц "Оккупай суда" рассказывает:

- В поддержку Pussy Riot проходит сейчас очень много мероприятий, иногда активисты собираются вместе, чтобы продумать какой-нибудь перформанс, например, к очередному заседанию суда по делу девушек, флешмоб и так далее. Обычно люди на таких акциях стараются, чтобы их как-то заметили, пытаются заявить о себе, дают комментарии прессе, высказывают свою позицию, ругают тех, кто посадил девушек. Аня частенько бывала на наших встречах, но вела себя до странного тихо, скромно, даже отчужденно Она сидела в стороне, наблюдая за всеми, и словно была совсем не заинтересована в том, что происходит. Это было какое-то внутреннее соучастие. Но как только проходила какая-нибудь акция — Анна всегда была первая. В лагере Оккупай суд девушка находилась несколько недель круглосуточно. По улице она всегда ходила в футболке с изображением Pussy, с символикой. На оппозиционных митингах она всегда была в колонне в поддержку девушек. Анна была каким-то молчаливым статистом во всех акциях. Даже невероятно, что в итоге она всех переплюнула...

Екатерина Сажнева,

"МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ", 16 июля 2012 г.

Алина

post

Оригинал взят у blackicon в post
Мнение

Поэтесса АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ, участница голодовки в знак солидарности с "Pussy Riot": «Я бы с какой-нибудь из арестованных девушек поменялась местами и настаивала на том, что акция в ХХС была чисто политической»
"Портал-Credo.Ru": Когда Вы начали голодать в поддержку трех девушек из панк-группы "Pussy Riot"?

Алина Витухновская: 6 июля, на следующий день после Владимира Голышева.

- В чем смысл голодовки?

- Это голодовка протеста против содержания "Pussy Riot" в тюрьме, в связи, в первую очередь, с их голодовкой. Я думала, они ее быстро закончат, и не рассчитывала, что это так растянется.

- Да, дольше всех в СИЗО голодала Екатерина Самуцевич – с 4 по 13 июля.

- К тому же голодовка имеет смысл, когда она распиарена. Необходимо обследование врачей и освещение этого прессой. Кроме Анны Домбровской, я пока, к сожалению, не вижу человека, кто бы занимался освещением голодовки в СМИ.

- Вы также стали поручителем девушек…

- Да, я была 9 июля в Мосгорсуде в качестве поручителя, но я пришла поручителем от себя, то есть несогласованно с адвокатами, и поэтому мое поручительство убрали. Я спросила, можно ли его присовокупить к документам. Оказалось, что нельзя, притом мне не предложили это сделать потом. Конечно, я не юрист, но я сама была участником судебного процесса, и мне кажется, что линия защиты недостаточно проработана. Из 103 поручителей в суд пришли 7 человек. Это несерьезно. Вполне допускаю, что это получилось не специально, но я знаю по своему процессу, что когда вы заявляете поручителей, все они должны присутствовать.

Второе. Суд был поставлен в безвыходное положение и не мог пересмотреть решение после того, как вся пресса и весь интернет писали: из администрации президента сообщили, что их отпустят. Это просто было бы сверхнепрофессионально, и судьи бы потеряли работу.

- Расскажите немного о том процессе, в котором Вы сами участвовали.

- У меня был процесс в 1994 году. Меня защищал Русский Пен-клуб, членом которого я являюсь. Я находилась в тюрьме, процесс длился 5 лет, меня выпускали, мне предлагали шведское гражданство, но я отказалась уехать. Существуют различные сплетни, но есть ряд адекватных публикаций о том процессе.

- Какова же Ваша версия?

- Я писала о синтетических наркотиках в Москве и кто их производит. Плюс к тому, следователи решили, что я знала Лизу Березовскую, хотя я знала ее постольку поскольку. Но перед выборами их интересовали данные о детях влиятельных лиц, кто там употребляет наркотики. И я никому ничего не сказала. Я не назвала бы себя моралистом, но тогда поступила так из принципа: это журналистская информация, она никого не касается. Ничего такого, что они не могли бы узнать, я не знала. Они арестовывали практически ребенка – мне тогда было лет 20, моложе даже, чем "Pussy Riot". Я жила в своем мире и не знала, что живу де факто в советской стране. Они очень напряглись, что я их не испугалась. Я была самая маленькая и единственный человек, кого арестовала не милиция, а ФСК (так тогда называлось ФСБ), хотя следствие вело ГУВД.

- В итоге Вас тогда выпустили из тюрьмы на какое-то время под поручительство Русского-Пен-клуба. То есть Вы хорошо знаете, что такое поручительство?

- За меня тогда вступились писатели, и посему у меня есть опыт, как это все делается. Я видела, как суд проверяет каждую бумажку и каждого человека, кто пришел, кто не пришел. И мне кажется, что вот это заявление о 103 поручителях плюс Чулпан Хаматова имело скорее пиарный характер.

- 103 – это число подписантов письма в защиту "Pussy Riot". А поручителей насчиталось 53.

- В любом случае это все голословно. Говорили еще о каких-то поручителях в Интернете. Но надо предоставлять бумаги, чтобы адвокаты могли бы сказать: "Пожалуйста, уважаемый суд, ходатайствуем вызвать всех поручителей повестками в суд". Тогда бы это еще как-то прошло, а так получилось просто какое-то шоу, которое изматывает девушек и ставит в глупое положение суд, который, может, и мог бы их выпустить, никто об этом не знает, но о таких вещах, что выпустит, никогда вперед не говорят.

Если они хотят такую вот чистую, красивую кампанию с ребенком на руках, но при этом юридически это мало подкреплено, тогда девушек никогда не выпустят. У Толоконниковой единственной хватило ума сказать, что она вообще не совершала никакого преступления. Остальные же адвокаты оперировали термином "преступление". Я считаю, что его там нет никакого – ни административного, ни уголовного, и это можно попытаться доказать.

- Какую, по-Вашему, выгоду хотят извлечь власти из процесса над "Pussy Riot"?

- Сложно говорить о выгоде, власть действует довольно абсурдно, и именно в этой бессмысленности и есть выгода – чтобы все думали: что, почему, зачем, выдвигали какие-то конспирологические теории. Может быть, это какое-то случайное совпадение, но я, например, до сих пор не знаю, почему арестовали меня, а не настоящих наркобаронов. Предполагаю, но утверждать не могу, точных данных об этом у меня нет, но тут что-то в этом роде. Здесь все заложники жанра, и девушки в первую очередь.

У нас же нет никакой идеологии. И насадить ее через фиктивную религию и через фиктивную РПЦ, естественно, невозможно, но никаких новых наработок в этом распадающемся государстве РФ нет, поэтому они пользуются тем, что есть. Возможно, это выработка навыков подчинения, как у собак Павлова. Но, с другой стороны, у половины общества это будет вызывать, наоборот, отторжение и агрессию.

Логики в делах нашей власти нет никогда. Единственное, что можно сказать по поводу принятых ею в последнее законов, тут все, по-моему, просто. Раньше им были нужны люди, теперь им люди не нужны, потому что экономики у нас нет, мы сидим на нефтяной трубе, как страна третьего мира, и, следовательно, те копейки, что заработают люди, не нужны, а вот, допустим, деньги со штрафов за митинги протеста нужны – надо же кого-то обирать.

- Менялось ли со временем Ваше отношение к акции "Pussy Riot" в храме Христа Спасителя?

- К их акции у меня отношение совершенно безразличное. В 90-е годы происходили такие акции, что "Pussy Riot" просто рядом не стояли. Например, акции Тер-Оганяна.

- Но это все происходило не на территории храма.

- А кто сказал, что на территории храма нельзя проводить акции такого рода? Она была, в первую очередь, не антицерковная – это религиозные девушки – она была политическая.

- То есть нельзя приравнивать их акцию к расписыванию синагоги свастиками?

-­ Естественно, нельзя. Плюс к тому, есть же скоморохи или те, кто по-другому рисовали церковь, по-другому ее видели, и потом их обожествляли. И если послушать речь Толоконниковой, она в этом смысле очень пафосна.

Я равнодушна к религиям и к акциям уже давно. Но здесь я ясно вижу: девушки сидят ни за что. И в этом основа и голодовок, и протеста, а не в каких-то нюансах, что они сделали так, а что не так. Я уверена, что хороший юрист доказал бы, что они вообще ничего не сделали.

- А на "ОккупайСуд" не планируете прийти?

- Знаете, мне не очень нравятся все эти "оккупаи", все эти хипповские тусовки. Сидеть там или раздавать плакаты – на мой взгляд, это как-то несерьезно. Да и голодовка – самое несерьезное дело из тех, которыми мы занялись. Я рассчитывала на какую-то реакцию, а ее пока нет.

-­ А что Вы считаете серьезными акциями в поддержку "Pussy Riot"?

- Какие-то дискуссии в прессе, с участием не только адвокатов, но и финансово незаинтересованных лиц.

- Как Вы думаете, почему эта история расколола российскую общественность, почему очень многие по-прежнему осуждают акцию "Pussy Riot"?

- Это из-за глубинного страха. Российская Федерация действительно распадается явочным порядком. Осознать происходящее может не каждый, знаниями по этому поводу обладает не каждый, уехать отсюда может не каждый, и посему это реакция, как в Средние века на каких-нибудь ведьм – что они во всем виноваты. Анализировать то, что происходит на самом деле, никто не хочет. Люди стали искать самые простые варианты. Если включить телевизор, который смотреть невозможно, то вы обратите внимание, что там все время загробным голосом говорят про какие-то вещи варварского характера. Мы отставали всегда от Европы лет на 200 как минимум, а теперь мы действительно попали в средневековье, а не в XXI век. Суд этот средневековый.

И мировое сообщество на нас уже давно не смотрит. Это не 90-е годы. В России видят нефтяной придаток. Иностранные журналисты в лучшем случае придут и скажут, как девушки себя чувствуют. При этом этимология головных болей Толоконниковой до сих пор не ясна, врача к ней не привели, справки никакой нет. Иначе суду будет совершенно все равно. Суд не слушает абстрактных утверждений, и это единственное, в чем он прав.

В принципе, я бы с какой-нибудь из девушек поменялась местами и показала, как надо сидеть в тюрьме. Они играют на эту не совсем правильную линию защиту. Вот они говорят, что не хотели никого оскорбить. Хорошо. Тогда делайте упор на слова "Путина прогони", на то, что это политический процесс, а вовсе не религиозный. И подчеркивать: то, что РПЦ МП, являясь рупором власти, не имеет отношения ни к христианству, ни к Иисусу Христу.

Беседовал Феликс Шведовский,

для "Портала-Credo.Ru"

Алина

прогноз погоды от профессора Шумского

Алина

МАТЕРЬЯЛ ИЗ МК


Голодающие за свободу арестованных девушек довели себя до истощения: их протест никем не замечен

Двадцатого июля начинается судебный процесс по делу Pussy Riot. Но вот уже почти две недели в разных концах Москвы, совершенно разные люди, численностью около десятка, голодают в знак поддержки арестованных.


23-летняя Анна Масейкина-Домбровская сегодня весит меньше сорока килограммов. Она не ест с 4 июля. До этого весила чуть больше — 45 килограммов.

На сколько ее хватит еще, я не знаю.

Известный поэт, в прошлом тоже заключенная, Алина Витухновская, отказалась от пищи с 6 июля:
- с 15-46, - называет она точное время по своему ЖЖ.

- Ты что готова умереть за Пусси? - потрясенно спрашиваю я Анну Домбровскую.

- Я не собираюсь умирать. Но для меня это отчаянная попытка помочь арестованным девушкам, поддержать их, - отвечает Анна. - Я думаю, что найду в себе внутренние силы продержаться до их освобождения. Для меня это еще и протест против беззакония, что происходит сейчас, за всех несправедливо обвиненных...».

О том, что объявлена голодовка ради освобождения Pussi Riot, голодающие письменно сообщили Генеральному прокурору Чайке и президенту Путину.
Ни от того, ни от другого ответа они не получили. Каждый день голодающие стоят пикетом около Хамовнического и Мосгорсуда. «Голодовка протеста», - написано на плакате. К кофточке Анны приколот еще бейджик: «Голодаю за Pussy Riot”. Она возглавляет Общественный комитет за освобождение женщин-матерей из группы Pussi Riot.





***


- Ты к врачу хотя бы ходила? Зафиксировано хоть где-нибудь, что ты ничего не ешь столько дней? - пытаю я Анну.

Она кивает головой.

- Да, ходила, 10 июля — когда Пусси не выпустили на свободу в очередной раз. Я думала, что их 9 июля выпустят все-таки, и я начну есть, но их так и не выпустили... И я поняла, что должна еще продолжить. Ведь кто-то же должен... В поликлинике мне померили давление, выдали справку о том, что я у них была, и я ушла...».

Давление у Ани было 80 на 55. Тоны сердца прослушивались слабо.

Анна Домбровская родом из Твери. По образованию художница. В Москве живет у друзей, кто приютит, участвовала в митинге 6 мая, была на Оккупай Абае, сейчас переместилась на Оккупай Суд.
Натура — творческая, активная, за справедливость.

На мой взгляд — психически вполне нормальная, но на своей волне, идеалистка. Черное-белое. Победа-или-смерть. Как-то так.

Мы познакомились с Аней (она просит называть себя только Анной) в далеком Подмосковье, и, как это ни странно — если рассматривать наше знакомство в контексте дела Pussi Riot, - в православном женском монастыре. Я писала оттуда репортаж. Когда после Крестного хода, прихожане отправились в трапезную — подкрепляться не только духовно, но и телесно, я не могла не заметить истощенную девушку, которая отсела подальше от ломящихся закусками столов.

- А ты почему ничего не ешь?

Аня объяснила. Сказала, что пьет воду, что читала книжку «Чудеса голодания», то есть все делает по науке, и что это была не только ее инициатива, таких как она еще с десяток человек. Они поддерживают связь друг с другом. «Да вы не волнуйтесь. Я хорошо себя чувствую. Есть уже совсем не хочется. Такая легкость во всем теле», - тут я поняла, что надо делать что-то, как-то рассказать об этом... Ведь нельзя же так... Почти бессмысленно... Голодать.


- Самую первую голодовку в защиту Пусси начал я - 24 апреля, - говорит Александр Сергеев, правозащитник. - Продержался 12 дней. В одиночку. Сообщил об этом в газеты, на радио — тишина. Никому ничего уже не надо, так я понял, а одному голодать — бесполезное дело, надо искать единомышленников, чтобы тебя услышали. 6 мая, когда митинг власти разгоняли, я из голодовки вышел первый раз.

С Аней Домбровской Александр Петрович познакомился в первые дни Оккупай Абая. Он читал у памятника пушкинскую «Вольность», когда к нему подошла восторженная девушка, почти ребенок, попросила телефон.

- Поговорили мы по душам и расстались, - продолжает Александр Петрович. - Второй раз мы увиделись с Аней возле Хамовнического суда — 4 июля. Я объяснял пикетчикам, что мы должны доказать властям, что процесс Пусси — политический, что надо устроить что-то из ряда вон, чтобы нас услышали. Потому что то, что происходит сейчас — это не суд, это показательное шоу. Я как бывший сотрудник органов говорю: если ситуацию не переломить, не сменить адвокатов и безразличное отношение к процессу у рядовых граждан — то девушки получат реальный срок, и это станет началом последующих репрессий. Я снова предложил голодать в защиту арестованных.
В тот день в голодовку включилась только Аня. Сам Александр Петрович тоже попробовал голодать с четвертого июля, но пятого затею оставил - «Аня уехала в Тверь, и я подумал, что ей, наверное, это не очень надо».

А 9 июля они снова столкнулись на очередном пикете. Александр Петрович поразился как исхудала девушка и что она держит данное слово, потащил ее в больницу, но там не нашлось даже весов, чтобы точно измерить Анин вес.


- Я и представить себе не мог, что в этой девочке окажется такой сильный дух, - восхищается он. - Я не хочу, чтобы Аню считали фанатиком, но ведь это ее решение — голодать за матерей, которые сейчас томятся на нарах, я полагаю, оно выстраданное, это акт ее самовыражения. Моя жена тоже хотела включиться в эту голодовку, но у нас трое детей, мы просто не можем себе это позволить. А Аня Домбровская смогла.


***


Между тем, к голодовке подключились поэтесса Алина Витухновская, публицист Владимир Голышев. В своих блогах они разместили воззвание по этому поводу и тоже адресовали его Путину. Хотя сейчас, спустя десять дней на одной воде, та же Витухновская полагает, что эта их жертва, скорее всего, мало что дала.


- Я себя пока неплохо чувствую, дел слишком много, чтобы прислушиваться к своему состоянию, но явного ухудшения здоровья нет. Я сама, находясь в СИЗО когда-то под надуманным обвинением, не раз шла на такой шаг. И теперь я посчитала его необходимым. Я совершенно не призывала своих соратников следовать за мной, — особенно, если нет уверенности в своем здоровье. Но надо же как-то останавливать это мракобесие».

Как в темные века в Европе инквизиция сжигала ведьм на костре, так и сейчас Pussi Riot, говорит Алина Витухновская, вполне осознанно приносят в сакральную жертву.

Только в роли палачей, по ее мнению, выступает вовсе даже не РПЦ, как может показаться на первый взгляд, а сам народ. Который, пока его тащат в средневековье , безмолвствует как всегда.


- Сами арестованные, как я считаю, в силу возраста тоже не осознают, что несколько подыгрывают системе, опасаясь своими показаниями превратить этот процесс полностью в политический... Я не хочу выглядеть блаженной. Думаю, буду выходить из голодовки на днях, - говорит Алина. - Наверное, все можно было сделать иначе — объявлять голодовку официально, фиксировать все документально, формулировать четкие требования, но ведь она была начата на эмоциях... А смысла в дальнейшем ее продолжении при существующим положении вещей я пока не вижу».

А Аня Домбровская видит.

- Постараюсь продержаться по крайней мере до 20-го июля, когда начнется процесс над Пусси.. Я поддерживаю самих девушек, в том, что они совершили — сказав с амвона правду, которую боятся сказать другие. Я считаю это подвигом. Для меня также близко, что они попросили именно Божью Матерь о помощи России. Я думаю, что могла поступить бы так же как они, может быть, в другой форме. Я старалась поддержать их — писала личные письма им в СИЗО.

На Оккупай суде, где сейчас пикетирует Аня, людей с каждым днем становится все меньше. Многие уехали волонтерами в затопленный Крымск — чтобы быть там полезными, проявить себя, Аня говорит, что тоже поехала бы, но здесь она нужнее.

Да и силы надо беречь — хотя сама Аня считает, что с ней все в порядке, что это для нее духовное очищение, победа над самой собой, доказательство, что не хлебом единым живет человек, а любовью... Но я вижу, что она выглядит как из Бухенвальда, и с трудом уже ходит, а приюта в Москве нет.

- А родители в курсе, что у тебя происходит?

Аня мнется.

- Я не хотела бы об этом говорить.

- Ее единомышленники убеждают меня, что держат процесс под контролем, и в нужный момент обязательно вмешаются и не дадут Ане загнуться — это в ответ на мой прямой и циничный вопрос, что они будут делать, если Ане станет совсем плохо... Меньше сорока килограммов для 23-летней девушки - это все-таки почти за гранью.

- Но если каждый будет заботиться только о себе и своем здоровье, то кто скажет нет царящему вокруг произволу? - объясняют мне.

А, может быть, то, что сейчас делает Аня Домбровская, — это и есть некая принесенная ею самой сакральная жертва, думаю я, глядя на выступающие ключицы, острые коленки, аккуратную табличку о голодовке в руках.

Вот только ради чего и кого? Если об этом никто не знает.

Одна из участниц «Оккупай суда» рассказывает:

- В поддержку Pussy Riot проходит сейчас очень много мероприятий, иногда активисты собираются вместе, чтобы продумать какой-нибудь перформанс, например, к очередному заседанию суда по делу девушек, флешмоб и так далее. Обычно люди на таких акциях стараются, чтобы их как-то заметили, пытаются заявить о себе, дают комментарии прессе, высказывают свою позицию, ругают тех, кто посадил девушек. Аня частенько бывала на наших встречах, но вела себя до странного тихо, скромно, даже отчужденно Она сидела в стороне, наблюдая за всеми, и словно была совсем не заинтересована в том, что происходит. Это было какое-то внутреннее соучастие. Но как только проходила какая-нибудь акция — Анна всегда была первая. В лагере Оккупай суд девушка находилась несколько недель круглосуточно. По улице она всегда ходила в футболке с изображением Pussy, с символикой. На оппозиционных митингах она всегда была в колонне в поддержку девушек. Анна была каким-то молчаливым статистом во всех акциях. Даже невероятно, что в итоге она всех переплюнула...

материал: Екатерина Сажнева
теги: голодовка, акция протеста, pussy riot