January 29th, 2013

АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ: ОСОБАЯ БУКВА

КОРР. — Как вы считаете, власти действительно начинает закручивать гайки или же подобные законопроекты специально принимают ради общественного резонанса, чтобы в тени нашего внимания принять действительно опасные и неприятные законы? Будет ли, по-вашему, этот «антигейский» закон вообще как-то применяться?

А.В. Применятся он может выборочно, действовать как средство устрашения. А вообще, запрет и легализация геев в любой форме, как в России, так и в Европе, является всего лишь видом принудительного контроля со стороны бюрократических структур, работающих по собственной, практически внегосударственной, логике.

То есть какого-то умысла здесь я не вижу. Также я не вижу, что этим законом что-то вуалируется, Стабфонд или что-то в этом роде, поскольку в нашей стране уже вуалировать нечего — все идет в открытую, и никакого протеста у общественности это не вызывает. Мы возвращаемся во времена Диккенса, когда детей отнимали у родителей и отправляли в работные дома. Таким образом, возможно все, что угодно — от сдачи детей гей-парам до изъятия их у тех же гей-пар.

Ну, и абсурд этих законов еще в том, что принимаются они людьми с гомоориентацией, находящихся у власти. У власти — не значит в Думе, ибо она превратилась тоже в тотальную декорацию с клоунами для массовки. Слово «власть» я возьму, наверное, в кавычках, потому что в колониальной стране нету власти — а сидят где-нибудь в Монте-Карло или Римини и строят нам ГУЛАГ уже оттуда.


КОРР. — Как вы думаете, что они все-таки имеют в виду под пропагандой гомосексуализма?

А.В. Это никому непонятно, в том-то и дело. В литературно-центричной стране это запрет на слово. То есть за пропаганду гомосексуализма можно считать все, что угодно — книгу Оскара Уайльда, прослушивание Чайковского, само слово «гомосексуализм». Этот закон настолько невнятен, что может использоваться как угодно. И в этом-то его опасность.

КОРР. — Ждет ли нас ряд хаотичных и причудливых административных дел, так сказать, по горячим следам?

А.В. Есть еще такое мнение — это все отделение одного «гомолобби» от другого. Которое тоже пытается куда-то пролезть. Потому что мы, в принципе, единственная страна, где гомосексуалисты большей частью стоят у власти. Это не вопрос морали или оценки, я ничего не имею против гомосексуалистов. Это какие-то, может быть, внутренние разборки.

В любом случае, повторюсь, это не прикрытие каких-то более страшных законов. Но намек на то, что они будут приниматься дальше. Это общеевропейская практика — нужно заметить, что в прошлом году комитет ООН признал запрет пропаганды гомосексуальности, действующий в ряде регионов России, нарушением Международного пакта о гражданских и политических правах. Думаю, это тоже стоит как-то учитывать.

http://www.specletter.com/obcshestvo/2013-01-28/kak-deputaty-golubei-gonjajut.html
а 3

Закон о Росфинагентстве

а 3

Закон о Росфинагентстве – это рейдерский захват казны

Закон о Росфинагентстве – это рейдерский захват казны
- 25 января 2013 года Государственная дума голосами Единой России приняла в первом чтении законопроект о создании Специализированной финансовой организации. Фактически, речь в нем идет о том, чтобы средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния передать в управление коммерческой структуре - Открытому Акционерному Обществу "Росфинагентство", - рассказывает депутат Государственной думы Оксана Дмитриева.
- До сих пор у многих возникает вопрос, а чем этот законопроект плох? Во-первых, изначально порочен механизм формирования Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Доходы, которые получены от экспорта наших природных ресурсов не используются в экономике своей страны, а вкладываются в чужую экономику через золотовалютные резервы. Все эти годы нас убеждали, что деньги, вырванные от первоочередных потребностей и хранящиеся в Резервном фонде - это деньги, которые будут нам нужны на черный день для финансирования дефицита бюджета. Нас настойчиво убеждали в том, что нужно недоедать, недолечивать, недофинансировать образование, недостраивать дороги и недоремонтировать жилье, а вкладывать все деньги в Резервный фонд. Нам нельзя тратить их внутри страны, потому что это во-первых, незаработанные деньги и они вызовут инфляцию, во-вторых, это деньги на черный день, в-третьих, они должны быть вложены в чужую экономику потому что это безрисковые вложения. 
Теперь с еще большей настойчивостью нас убеждают принять законопроект о передаче этих средств в Акционерное Общество. А это означает, что деньги, во-первых, будут расходоваться; во-вторых, могут расходоваться внутри страны; в-третьих, могут инвестироваться в рисковые вложения. Идти они будут, фактически, на игру на фондовом рынке, вести которую будут различные финансовые посредники, по цепочке, которую мы даже не сможем проследить, под контролем некоего «Наблюдательного совета». То есть конституционные полномочия Правительства передаются на аутсорсинг, государство становится брокером, а средства налогоплательщиков, по-прежнему, не будут направляться на решение экономических и социальных проблем: на жилье, дороги, образование, здравоохранение, капремонт. 
Помимо того, что эту аферу века нельзя будет проконтролировать, она полностью противоречит самой концепции создания Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Изначальной целью создания этих фондов было безрисковое резервирование и регулирование денежного обращения (стерилизация), т.е. борьба с инфляцией. Я всегда считала эти цели и механизм ошибкой, о чем свидетельствует многолетняя борьба с Кудриным при рассмотрении бюджета. Однако то, что предлагается сейчас, противоречит даже этим целям и доказывает их абсурдность. 
Ведь если эти средства предлагается вкладывать внутри страны в реальную экономику, тогда их следует вернуть в бюджет и направлять на наиболее приоритетные, прямые, прозрачные и социально-важные бюджетные расходы, по действующему законодательству и под контролем уже существующего «Наблюдательного совета»: Парламента и Счетной палаты. Эти механизмы отрабатываются веками и никогда еще средства налогоплательщиков не выводились из традиционных государственных институтов и не передавались Акционерным обществам в доверительное управление. 
Долгие годы нас уверяли в необходимости создания Резервного фонда и Фонда Национального благосостояния, затем убеждали, что их средства нельзя тратить на решение социальных проблем. Потом выяснилось, что средства Резервного фонда, вложенные в ценные бумаги, акции, облигации иностранных государств работают неэффективно. И в финале многоходовки, нам предлагают передать все деньги в доверительное управление ОАО. Это не что иное, как рейдерский захват казны! 
Алина

Текст для московских властей как тест-проверка на педофилию

Оригинал взят у yarkevich в Текст для московских властей как тест-проверка на педофилию
ГОД РЕбЁНКА

Во мне проснулся педофил. До этого он спал, и крепко спал, пушками его разбудить было нельзя, спал мой педофил как дитя, но вот – проснулся!

ЮНЕСКО объявил наступающий год годом ребенка. Нет, меня филантропия ЮНЕСКО ни к чему не обязы-вала, я всегда ненавидел детей – они злы, плаксивы, постоянно кричат, чего-то активно требуют, скверные политологи, хотя и отдают политике много времени, и очень напоминают своих мам – русских женщин, а одного этого уже достаточно. Ведь русские женщины – сплошное Божье наказание!

Тут-то я и познакомился с Петей. Петя, где мне взять суффиксы и падежные окончания, чтобы обли-зать твое имя? Петечка – так говорят слюнтяи, когда хотят приласкать таких же слюнтяев; Петюшка – так обзывают друг друга в зоне козлы; есть еще Петюнчик – но это для выживших из ума наркоманов. Пусть Петя будет для меня только Петей; дело не в имени, дело в годе.
Collapse )

  • maxfux

А.Проханов: Приговор Крылову "порождает ликование в стане врагов русских"

Оригинал взят у maxfux в А.Проханов: Приговор Крылову "порождает ликование в стане врагов русских"
Главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов прокомментировал "Свободной прессе" приговор К.Крылову:
- Мы с Крыловым антиподы. Он националист, так сказать, уменьшительный. Он убеждён в том, что следует отказаться от имперской традиции в России и перейти к национальному государству. Что означает отторжение некоторых кавказских и других, могущих представлять потенциальную угрозу для русских, этносов. Я со своей стороны утверждаю, что сегодняшнее ослабление русских не является поводом для разрушения исторических кодов русских. Что касается репрессий, они мне кажутся отвратительными. Потому, что за Крыловым стоит определённая идеология, система ценностей, которую разделяет довольно большое число людей. Это аргументированный взгляд, который не направлен на оскорбления других этносов, разжигания ненависти. Репрессивные формы в борьбе с националистической оппозицией являются деструктивными. Они будут порождать ликование в стане врагов русских и одновременно усиливать напряжение и возмущение в русском стане, кем бы русские ни были – имперцами, как ваш покорный слуга, или либерал-националистами.
«СП»: - Чем, на ваш взгляд, обусловлено такое жёсткое решение по столь спорному высказыванию?
- Я думаю, что те, кто стоит за решением суда, видят в крыловских тезисах покушение на сложившийся порядок вещей. Они считают, что вскармливание Кавказа является гарантией мирного его сосуществования с Россией. Что не оправдывает себя. Кавказ бурлит, и оттуда могут в любой момент двинуться легионы джахидов. Власть боится усиления антиимперских, антикавказских настроений, которые имеют под собой почву. Но это проблема решается не через экзекуции. Здесь требуется сложнейшее воздействие на эту болевую точку с помощью самых разнообразных методов. Причём репрессивные методы должны быть далеко не на первом месте.
___
Приятно, что в вопросе репрессий против русских есть единство даже таких антиподов как Крылов и Проханов. Чего не скажешь о некоторых "товарищах", которые вряд ли после всего ими сказанного могут считаться таковыми.

КНС: Непотопляемый Сэм



Непотопляемый Сэм (англ. Unsinkable Sam) — корабельный кот, служивший в годы Второй Мировой войны на германском линкоре, британском эсминце, а позже на авианосце, пережил гибель всех трёх кораблей и умер на берегу в 1955 году.

Линкор «Бисмарк»

Кот чёрно-белого окраса был пронесен неизвестным матросом на борт германского линкора «Бисмарк». 18 мая 1941 года корабль выступил из Готенхафена с приказом топить британские торговые суда. Девять дней спустя, 27 мая, линкор был потоплен британской эскадрой, причём спаслись лишь 115 моряков из 2200. Несколько часов спустя кот, плававший на обломках корабля, был замечен английскими моряками с возвращающегося на базу эсминца «Казак» и взят на борт. При этом экипажу эсминца не удалось спасти ни одного человека. Не зная настоящего имени кота, английские моряки дали ему прозвище Оскар.

Эсминец «Казак»

Следующие несколько месяцев Оскар провёл на борту эсминца, в это время сопровождавшего несколько конвоев в Средиземном море и Северной Атлантике. 24 октября 1941 года «Казак», находясь в эскорте конвоя HG-75, следовавшему из Гибралтара в Ливерпуль, был торпедирован немецкой подводной лодкой «U-563»[3]. Экипаж корабля перешёл на эсминец «Легион», а попытки отбуксировать тяжело повреждённый корабль обратно в Гибралтар не увенчались успехом из-за ухудшающихся погодных условий. 27 октября эсминец затонул. Немецкая торпеда, угодившая в носовую часть корабля, стала причиной гибели 159 английских моряков, однако Оскар выжил и на этот раз. Некоторое время он провёл на берегу в Гибралтаре.

Авианосец «Арк Ройял»

После гибели «Казака» кот получил от англичан прозвище «Непотопляемый Сэм» и был перенесён на авианосец «Арк Ройял», самолёты которого сильно поспособствовали гибели его первого корабля, «Бисмарка». Сэм же, однако, на новом корабле долго не задержался. Уже 14 ноября авианосец, возвращаясь с Мальты, был торпедирован немецкой подводной лодкой «U-81». Попытки взять на буксир тонущий корабль вновь оказались бесплодными, и «Арк Ройял» затонул в 30 милях к востоку от Гибралтара. Однако все до единого моряки и лётчики, а с ними и Сэм, были спасены подошедшими на помощь судами. Несколько моряков, вместе с Сэмом цеплявшихся за обломки корабля, были подобраны патрульным катером. Выжившие были переведены сначала на эсминец «Лайтнинг», а после — вновь на эсминец «Легион», уже участвовавший ранее в спасении Сэма. Судьба этих двух кораблей также оказалась незавидной. «Легион» будет потоплен четыре месяца спустя, 26 марта 1942 в результате авианалёта, а «Лайтнинг» будет потоплен немецким торпедным катером «S-55» 12 марта 1943 года.

После гибели авианосца решено было оставить кота на берегу. Сэм некоторое время жил в канцелярии генерал-губернатора Гибралтара, но вскоре был отправлен в Великобританию, где и встретил окончание войны в Белфасте. Непотопляемый Сэм умер на берегу в 1955 году.