April 29th, 2013

а 3

Расстрельная статья

Грани.Ру: Незнаменитый некрасивый

Я призываю российскую общественность обратить внимание на того, кто с самого начала протестовал против этих подлых и грязных колониальных войн. Пусть его протест и принял уродливую форму детской истерики. Я призываю правозащитников обратить внимание на дело Стомахина, сколь бы ни были неприятны его взгляды. Особенно тех из них, кто поддерживает 282-ю статью.


По понятным причинам воспроизвожу статью не только по ссылке, но и отдельной копией. Чего и вам желаю, если статья понравится.
В защиту Бориса Стомахина

Борис Стомахин выйдет на свободу, как только Путин бежит из Кремля. И ни днем раньше. Но когда Путин бежит из Кремля, министр юстиции первого временного революционного правительства (возможно, он будет из "умеренных социалистов") первым делом разошлет циркуляр, предписывающий немедленно выпустить всех политических. Всех, без разбора. Либералов, еврокоммунистов и сталинистов. Национал-демократов и национал-социалистов. Антисемитов и русофобов. Гуманистов и человеконенавистников. А также осужденных за аграрные беспорядки и военные бунты. А также узников Болотной. И я очень надеюсь, что тяжелобольная нацболка Таисия Осипова доживет до этого дня.

Таисию Осипову на воле встретят многочисленные друзья, которые окружат ее вниманием и заботой. А вот Бориса Стомахина – тоже достаточно больного – вряд ли. Трудно любить человека с такими взглядами. Трудно любить человека, считающего подавляющее большинство окружающих неисправимыми рабами, не заслуживающими никакого сочувствия. Готового на этом основании оправдывать военные преступления и преступления против человечности. Потому что партизанские атаки на гражданское, невооруженное население страны-противника – это военные преступления. Взрывы в московском метро были военным преступлением. Беслан был военным преступлением и преступлением против человечности. И не только со стороны Путина, но и со стороны Басаева. Они стоили друг друга. Воевать таким способом недостойно свободного воина.

Впрочем, если разобраться, у нас полстраны презирает окружающих и готово под разными предлогами оправдывать военные преступления и преступления против человечности. Только с другой стороны. И они достаточно свободно излагают свои взгляды. И ничего, как-то живем, хотя, конечно, живем не очень красиво. В любом случае сажать человека за убеждения на 14 лет (а именно такой срок грозит сейчас Стомахину по совокупности антиэкстремистских статей) сразу после пяти уже отсиженных лет – это средневековая дикость. Это иранская смертная казнь за общение с джиннами. Нельзя убивать за убеждения. Нельзя убивать за слово, каким бы это слово ни было. А Стомахина именно убивают. Медленно и мучительно, с садистской жестокостью. Убивают за то, что он идет на принцип и продолжает отстаивать свои убеждения (именно таких наша бандитская власть ненавидит лютой ненавистью). Убивают одинокого человека, не пользующегося никаким влиянием и никакой поддержкой (его взгляды всегда будут оставаться у нас маргинальными), а потому никому по большому счету не опасного. Убивают именно потому, что за него мало кто вступится. Это мерзко и подло, г-н Бастрыкин!

Я позволил себе начать с изложения неприемлемых для меня взглядов сидящего человека только потому, что теперь я перехожу к тем пунктам, в которых мои взгляды полностью совпадают со взглядами Бориса Стомахина. И я утверждаю, что сидит он не за те идеи, которые я отвергаю, а за те, которые я разделяю целиком и полностью.

Прежде всего, так же, как и Борис Стомахин, я не признаю примата территориальной целостности государства по отношению к праву народов на самоопределение. Так же, как и Борис Стомахин, я считаю, что Чечня имеет право на отделение от России и образование собственного независимого государства. Я считаю, что она удерживается в составе Российской Федерации незаконно и несправедливо (еще и нецелесообразно, но об этом ниже). То есть я посягаю на территориальную целостность Российской Федерации. Это статья. И эти взгляды я неоднократно излагал публично, в том числе и с использованием СМИ. Кстати, более читаемых, чем ресурсы Бориса Стомахина. Привет г-ну Бастрыкину!

Во-вторых, я признавал и по-прежнему признаю право чеченского национально-освободительного движения на вооруженную борьбу с российскими колонизаторами. Любое лицо в российской военной форме и при оружии я считаю законной мишенью (легитимной целью) для бойцов чеченского сопротивления. Вот то чмо, о котором рассказывает Полина Жеребцова, – легитимная цель. На войне жизнь солдата вообще не защищена никак. В его служебные обязанности входит быть легитимной целью для противника. Чтобы это не было так, войны развязывать не надо.

Мы с путинским государством по-разному трактуем понятие "терроризм". Для меня это любое политически мотивированное нападение вооруженных людей на людей невооруженных. И учиненная петербургским ОМОНом зачистка в Новых Алдах – такой же терроризм, как взрывы в московском метро. Государство считает иначе. Оно считает терроризмом любое политически мотивированное нападение на его вооруженных представителей. Я не собираюсь доказывать что-либо путинско-бастрыкинскому государству. Оно не представляет для меня интереса в качестве собеседника. Я не стану с ним спорить в его "правовом поле". Так что пусть себе считает как считает. Я просто хочу сказать: для того чтобы попасть под статью об оправдании терроризма в его официальной трактовке, совсем не обязательно оправдывать взрывы в метро и захваты заложников. Достаточно оправдывать вооруженное сопротивление российской армии. Я его оправдываю. И эти свои взгляды я тоже излагал публично, в том числе и с использованием СМИ. Привет г-ну Бастрыкину!

Именно за это будут судить Бориса Стомахина. И если за это сидит в тюрьме Стомахин, за это должен сидеть и я. Конечно, обвинение будет упирать на то, что Стомахин еще и русских всякими нехорошими словами обзывает. А если бы не обзывал? Я вот не обзываю. Вот и проверим избирательность применения ваших дурацких законов, г-н Бастрыкин. В конце концов, у меня нет более эффективного способа привлечь внимание общественности к тому кафкианскому абсурду, каковым является дело Стомахина.

Ну и несколько моих собственных мыслей, с которыми Борис Стомахин может и не согласиться. За то, чтобы перекупленная Кремлем часть чеченского сопротивления делала вид, что она признает российскую власть, ей не только отвалили несметные бюджетные деньги, не только отдали на поток и разграбление саму Чечню. Ей в качестве компенсации отдали на поток и разграбление Москву. Ее развратили, позволив самим стать завоевателями в чужой стране. И теперь кадыровские головорезы терроризируют население Москвы, истязают кием похищенного ими предпринимателя, вымогая у него деньги, и закапывают в лесу изувеченных ими ради забавы русских проституток. Это обещанное про целесообразность.

Я, конечно, понимаю, что похищения, пытки и убийства – куда менее тяжкие преступления, чем требование оформить развод с этими людьми. Но все-таки интересно: кто распорядился выпустить их под подписку, чтобы они ее тут же нарушили? Кто, г-н Бастрыкин? Вас, может быть, не спросили? Вы еще и прислужник кадыровских оккупантов. Обыкновенный полицай.

Чеченские войны с неизбежностью сделали проникновение чеченцев в российское общество агрессивным, "завоевательным". Российское общество далеко от понимания того, что оно сталкивается с неизбежными последствиями чеченских войн. В нем просто копится раздражение. И это еще придется расхлебывать. И я призываю российскую общественность обратить внимание на того, кто с самого начала протестовал против этих подлых и грязных колониальных войн. Пусть его протест и принял уродливую форму детской истерики. Потому что когда зверствами одних оправдывают зверства других – это детская истерика. Не более. Я призываю правозащитников обратить внимание на дело Стомахина, сколь бы ни были неприятны его взгляды. Особенно тех из них, кто поддерживает 282-ю статью. Неужели вам на примере дела Стомахина еще не ясно, что оправдание каких угодно преступлений, хоть сталинских, хоть гитлеровских, хоть басаевских, может быть предметом только морального суда, но не уголовного?
а 2 грезов

Навальный поуши завяз в "лесу"

Суд над Навальным, день четвертый: что случилось с «Кировлесом»

26 апреля в Ленинском районном суде города Кирова по делу о хищении имущества КОГУП «Кировлес» были допрошены директора лесхозов – как оказалось, Алексея Навального все они видели впервые. О том, как проходил допрос свидетелей и что они рассказали о «Кировлесе» и Вятской лесной компании — репортаж The New Times
BRO_4411.jpg
Алексей Навальный с супругой Юлией на входе в Ленинский районный суд после окончания заседания
С половины девятого и до девяти утра в зале №112, где проходит процесс, кипела работа: судебные приставы двигали скамьи для посетителей – подальше от той самой клетки для подсудимых, прут которой давеча обнимал экс-директор "Кировлеса" Вячеслав Опалев. Клетку, по словам приставов, готовили "в целях безопасности": одного из свидетелей должны были доставить в суд из колонии, где он отбывает наказание.
* Андрей Вотинов был задержан 16 февраля 2010 года при получении взятки от директора «Кировлеса» Вячеслава Опалева. Следствие утверждало, что Вотинов обещал Опалеву помочь сохранить должность в ходе реорганизации компании, которую затеяло областное правительство, и повлиять на результаты полицейских проверок, которые велись в «Кировлесе». Сам Вотинов утверждал, что дело было сфабриковано
Судебное заседание, как обычно, началось ровно в девять. В зал ввели человека в темной робе с пришитой к правому нагрудному карману табличкой «Вотинов. Третий отряд». Это и был тот самый свидетель, к визиту которого готовились приставы, — бывший советник губернатора Кировской области Никиты Белых по экономическим вопросам Андрей Вотинов*. Привычным жестом экс-советник губернатора подал руку приставу, чтобы тот отстегнул наручники.
Увидев Вотинова, привстали и обернулись к нему Алексей Навальный, Петр Офицеров и их защитники, занявшие место на скамье справа от судьи. Бывший помощник Никиты Белых был совсем не похож на того импозантного, слегка раздобревшего мужчину в строгом костюме, с зачесанными назад волнистыми волосами по плечи, каким его взяли под стражу год назад в этом же Ленинском районном суде Кирова. Из клетки, высоко подняв подбородок, со спокойным, почти ничего не выражающим лицом, смотрел на собравшихся похудевший зек с отросшим седым ежиком волос.
"Я буду говорить только в присутствии моего адвоката", — первым делом произнес Вотинов. Судья Блинов его ходатайство удовлетворил, а так как адвокат Вотинова живет в Перми и ему нужно время, чтобы добраться до суда, допрос свидетеля на этом и закончился. Вотинов подписал справку "о доставке в суд", сказал что-то смешное приставам, и его снова увели.
Как работали ВЛК и «Кировлес»
**Арзамасцев разыскивается в связи с уголовным делом о хищении госимущества путем растраты 25,5% акций «Уржумского спиртоводочного завода». Алексей Навальный проходит по этому делу в качестве свидетеля
Всю оставшуюся часть рабочего дня допрашивали директоров лесхозов — филиалов "Кировлеса". Выступили свидетель Расих Садриев из Даровского лесхоза, Виктор Сухих из Уржумского лесхоза, Александр Постнов из Омутинского лесхоза и другие – всего успели допросить семерых. Выяснилось, что в суд не прибыл экс-директор Департамента государственной собственности Кировской области Константин Арзамасцев — именно его департамент когда-то заказал экспертизу, признавшую договор «Кировлеса» с ВЛК невыгодным, после чего он был расторгнут. Свидетель Арзамасцев не прибыл по уважительной причине — он находится в международном розыске**.
Директора лесхозов категорически отрицали знакомство с Навальным. Утверждали, что не получали и не могли получать от него каких-либо указаний и признавались, что до сегодняшнего дня видели Навального только по телевизору. "Приятно познакомиться!" — отвечал каждому оппозиционер.
BRO_4277.jpg
Алексей Навальный и его пресс-секретарь Анна Ведута в суде
Представители филиалов КОГУП "Кировлес" говорили, что  сотрудничали с Вятской лесной компанией добровольно. Это важный момент, потому что фабула обвинения основана на утверждении, что Навальный и Офицеров принуждали лесхозы заключать с ВЛК невыгодные договоры. Показания свидетелей складываются в такую картину: в 2009 году из-за экономического кризиса спрос на продукцию, в особенности на низкосортную древесину, снизился, продукция перестала продаваться, залеживалась, и цены на нее упали. "Кировлес" был на грани банкротства. Тогда в области и появилась Вятская лесная компания Петра Офицерова, которая решила помочь лесхозам сбыть древесину за небольшой процент. В апреле-мае 2009 года состоялся ряд совещаний, в ходе которых директоров лесхозов знакомили с ВЛК и Петром Офицеровым. Тогдашний директор "Кировлеса" Вячеслав Опалев представил ВЛК как крупного посредника, поддерживаемого правительством, и настоятельно рекомендовал лесхозам заключить договор на поставку леса через ВЛК. Те лесхозы, которые посчитали для себя предложенные условия выгодными (а таких было не очень много — не всех устроила цена), заключили с ВЛК договоры. Те, кто выгоды не видел — предложение гендиректора "Кировлеса" саботировали. Сотрудничество между КОГУП "Кировлес" и ВЛК закончились уже осенью 2009 года, причем некоторым лесхозам ВЛК задолжала и после рассчитывалась с долгами.
Директор Шабалинского лесхоза Александр Кузнецов рассказал, что ВЛК осталась должна им 400 тыс. руб. Его лесхоз продавал ВЛК древесину по цене на 10-15% ниже, чем обычно. Сотрудничество было выгодным, так как район лесхоза отдаленный и найти другого посредника было сложно.
Прокурор пытался выяснить, помнят ли свидетели приказ директора "Кировлеса", который упомянут в обвинительном заключении и из которого следует, что лесхозы должны были поставлять древесину через ВЛК в обязательном порядке: "Может и был, но мы его не исполняли", — ответил Кузнецов. Примерно такие же показания дали  и еще несколько свидетелей.
Допрос свидетеля Кузнецова протекал скучно, но вдруг после очередной просьбы прокурора зачитать письменные показания свидетеля из дела, Кузнецов заявил: "Ваша честь! А я никаких показаний следователю не давал!"
В зале раздался хохот. Покосившись одним глазом в бумаги прокурора, Кузнецов продолжал: "Так это вообще мои показания по делу Вотинова!"
Публика тут же заключила, что к делу Навального "пришили" показания свидетеля по делу Вотинова, однако адвокат Вадим Кобзев в разговоре с The New Times эту версию потом опроверг. Он сказал, что Кузнецова опрашивали по обоим делам, «просто он от обилия допросов все перепутал».
"Не удивительно, что перепутал - у нас тут столько судов, связанных с лесхозами", - рассказала корреспонденту The New Times директор Слободского лесхоза Ольга Гребнева.
Суд путевок не выдает
BRO_4284.jpg
Алексей Навальный со своим сторонником
С двенадцати до двух был перерыв. Директоров лесхозов, которые уже дали показания, приставы провожали через черный ход – они не хотели давать комментарии прессе. Приставы лениво переговаривались между собой — обсуждали ипотеку и зарплату. По суду бродили приехавшие из Москвы фанаты Навального. "Один за всех", — кричали они в коридоре. На улице перед крыльцом суда бегала маленькая женщина лет тридцати и кричала: "А вместо Навального-то актер! Навальный — ненастоящий!". "Да вы что!" — удивлялись прохожие. "Да! Сама не знала!"— отвечала женщина.
Инсталляцию "супер-куб" с надписью "Путин — вор" активисты переместили от здания Почты, где куб стоял во время третьего судебного заседания, на площадь напротив: ночью Почту отгородили красной строительной лентой. "Суд у вас уже отремонтировали, теперь отремонтируют и Почту. Город скоро расцветет!" — пояснял местным жителям активист "Солидарности" Николай Ляскин.
Подсудимые делились впечатлениями от процесса. "Крайне неприятное чувство. Особенно меня возмущает использование слова "посредник", которое прокурор употребляет с такой интонацией, будто это что-то преступное. Любое производство двигается торговлей, и меня возмущает такое отношение к бизнесу. Это дело не только политически мотивированное, оно страшно еще и тем, что это очередная экономическая статья, которую обкатывают, чтобы прессовать предпринимателей", — сказал The New Times Петр Офицеров.
В 14:00 заседание было продолжено. Дали показания еще два свидетеля, а Алексей Навальный заявил ходатайство судье Блинову – он попросил, чтобы на время майских праздников его отпустили из Москвы (Навальный находится под подпиской о невыезде). "Хотел бы в Египет, но если за границу нельзя  - хоть куда-нибудь на Юг, например, в Астраханскую область! Да хоть в какой-нибудь Нижнеивкинский санаторий!" — сказал Навальный таким жалостливым тоном, что судья Сергей Блинов заулыбался и ответил: "Суд путевок в санаторий не выдает!" Зал захохотал. Блинов ходатайство удовлетворил.
Когда заседание кончилось, в холе суда Навальный радостно переговаривался с женой Юлией — супруги обсуждали, куда поедут на праздники, если и московские следователи, ведущие остальные дела Навального, разрешат ему покинуть столицу.
В судебных слушаниях объявлен перерыв до 15 мая.
а 3

ТЕНЬ

Оригинал взят у blackicon в ТЕНЬ
ТЕНЬ

ПРОСТРАНСТВО, СУЩЕСТВУЮЩЕЕ САМО ДЛЯ СЕБЯ, ЗАМЫКАЮЩЕЕСЯ НА САМОМ СЕБЕ


Пространство, существующее само для себя, замыкающееся само на себе, упорно стремящееся к автаркии в условиях глобальных подмножеств, обречено на забвение, растворение, потерю остатков своей идентичности.

А пространство "России" сейчас именно таково. Политической субъектности не обнаружено, ее не имеет ни одна группа. Партии, общества и инициативы представляют собой всего лишь арифметические величины, статистический материал для социологов, высчитывающих процент доверия власти, которая, соответсвенно, также мнимая величина.

В этом бессубъектном пространстве транслировались идеологемы выборов, демократии - и, попеременно, правового и гражданского обществ: всё это оказалось пустой оболочкой. Почему? Да потому что не возникло сообществ, действующих ради взаимной пользы и имеющих представительство на уровне полиса - в том или ином виде.

По Аристотелю, политические общества сложились ради взаимной пользы, прочие же - ради частных. Примеры - объединения моряков, воинов, филы и демы, а также сообщества преследующих удовольствия... ("Никомахова этика" 1160 а 21). Все они в большей или меньшей степени подчиняются политическому, ибо политические взаимоотношения ставят себе целью не сиюминутную пользу, а пользу всей жизни в целом (там же).


Возникает синонимия общества и гражданства .

Здесь ничего подобного не происходит, территория застыла в азиатском способе воспроизводства квазиэлит с одной стороны и подчиненного им большинства с другой. Это статистическое большинство в условиях отсутствия субъектности не способно организоваться в группы интересов, в защиту собственной пользы по причине неоформленности вот этого "общего" на базе своего круга.

Ведь на самом деле, последовательность такова - создание "круга" интересов, переход к схеме "пространства", затем целенаправленное протополитическое движение и, наконец, развитие инфраструктуры. Здесь и появляется гражданское общество и его институты в виде государства. Государством, заметим, можно называть любую публично-правовую форму организации.

Здесь противоречия между анархистами и либералами снимаются. Но это поступательный процесс в идеале. США его прошли, например.


Современная Россия стремится, наоборот, к архаизации отношений - от начавшихся было формироваться общественных институтов к племенным формам организации жизни. Отсюда кумовство, коррупция и тотальная неспособность формулировать реальный запрос на конкретный политический интерес. Это мы видели, например, в процессе митинговой кампании "за честные выборы". Требование чего-либо при отсутствии самой базы - нелепость. Опять же "массовость" здесь ничего не решит - на данном этапе - ведь она соответствует уровню "племени", но не политическому.

Политическое это полис, целое, общность, глобальный интерес; партия - это часть (лат. - part) политически восприимчивых граждан, выступающих за свой интерес. Где здесь сейчас такие структуры? Непонятно даже за ЧЕЙ интерес выступает какой-нибудь Прохоров. Не за свой явно. За фикции чужого племени.

Политики, гражданства, интересов - своих - на этой территории нет.

Алина Витухновская
Ссылка на автора обязательна.
а 3

СНЫ ТРИКОЛОРОВОГО МАГА (АНТИПО)

Оригинал взят у blackicon в СНЫ ТРИКОЛОРОВОГО МАГА (АНТИПО)
Россия – страна, фетишизирующая исторические иллюзии.
Любимый фетиш – Война.
Психосексуальная перверсия.
Признак криптоимперской импотенции.

Впрочем, очевидно, что Война – в первую очередь, фетиш россиянской власти.
Для русского народа этот фетиш навязанный. Потому отношение русского народа к Войне подобно отношению к семейному бремени – «не люблю, но уважаю». Порядочно отстраненное как-будто отношение.
Русский народ обрабатывается агитпропом, его настойчиво туповатыми посылами.
Главной идеологической Войной выбрана, естественно, Война 1941-45 гг. Основные клише вбиты. И предаются из поколения в поколения, видимо, генетически. Все эти «вероломные захватчики», «фашистские зверства» вошли в подкорку большинства.

Collapse )