May 2nd, 2013

Потеря веры и ужесточение религии

В египетском "старом царстве" существовал замечательный культ мёртвых. В нём не было богов, морали и воздаяния. Человек сам создавал для себя "загробный мир", и его "двойник" ка поселялся там ещё при жизни человека. Не религия, а настоящая прелесть! Но случилось древним египтянам потерять веру...

Становилось очевидным, что между учением о посмертной жизни в гробнице и реальностью лежит непроходимая пропасть. Учение о загробной жизни и построенный на этом учении культ умерших стали объектом глубокого скепсиса, художественно выраженного в так называемой "Песне арфиста", встречающейся в гробницах времен Нового царства. Самая яркая "Песня арфиста" - из папируса Харрис № 500 (скопированная с текста в гробнице одного из фараонов Среднего царства - Интефа).

Основной мотив ее "я, мы да пьем, ибо завтра умрем", - это призыв отречься от всепоглощающих и бессмысленных забот о посмертном культе и обратиться к земным утехам. Особенного внимания достойны следующие моменты: "Никто не вернулся оттуда рассказать о том, как они живут там и в чем нуждаются"; "Отдавайся своим желаниям, пока ты жив... умножай свои удовольствия, и не поддавайся унынию"; "Никто не может взять свое имущество с собой, никто из ушедших не вернулся обратно". Серия вариантов "Песни арфиста" из ряда гробниц свидетельствует о том, что сложилось вполне определенное умонастроение потерявших веру в традиционное учение о жизни за гробом. Это был скепсис не в отношении религии в целом, а лишь в отношении культа мертвых. Первые его проявления относятся ко времени Среднего царства.
(М. А. Коростовцев "Религия Древнего Египта").

Чтобы снова поверить, бедным египтянам пришлось выдумывать более жёсткую религию: с моралью, грехами и богом Осирисом, судящим человека после смерти. С этих пор, религии только ужесточались. Единый бог Атон стал прототипом более сурового Яхве, который затем становился всё более суровым... А затем появился Новый Завет - более суровый в требованиях, чем Ветхий.. Возможно, по причине того же непонятного стремления людей к ужесточению религии, в последнее время радикализировался ислам.

Если бы люди разделяли мифы и реальность, то могли бы и сейчас развлекаться созданием собственного загробного мира или наслаждаться культом богини удовольствий.

И ещё одна идея: "песню арфиста" надо сделать гимном РФ.
а 2 грезов

Видимость реставрации или реставрация видимости

Оригинал взят у ivkonstant в Видимость реставрации или реставрация видимости
Как в старые добрые времена посмотрел по телевизору репортажи о первомайских манифестациях трудящихся.

Как и положено, «Единая Россия» вместе с профсоюзами перекрыла по численности все альтернативные акции вместе взятые, считая и митинг ЛДПР (хотя, какая это альтернатива).

Кто-то начнет ворчать, что, дескать, на едросовские акции люди ходят, если не за деньги, так за отгулы, а это не считается. Еще как считается. Политика – это та же война, только другими средствами. Наемная армия – тоже армия, а большие батальоны, как говаривал Наполеон, всегда правы.

Впрочем, оппозиция еще не протрубила главный сбор, какие у нас батальоны - увидим, но что бы там ни было, уже сегодня ясно: первый натиск протестного движения режим выдержал, и лозунг «Россия без Путина» до лучших времен придется смотать.

Конечно, год назад Владимир Владимирович понервничал. Но Путин (или его советники) оказался хитрее горячего корсиканца: ловкими маневрами (дело PR, «заговор Таргамадзе", закон Димы Яковлева) он расколол оппозицию, а великодержавными разговорами и осторожными намеками на реабилитацию Сталина мобилизовал консервативный электорат.

Стабилизировав ситуацию, Владимир Владимирович перешел в наступление под общим лозунгом: «Вперед в прошлое»! Тут вам и ГТО, и школьная форма, и герой труда, и запрет пропаганды гомосексуализма, и иностранные агенты – настоящая «осажденная крепость».

А в дополнение к этому «очищение партии власти»: по многочисленным просьбам трудящихся, пожалуйста, сеанс борьбы с коррупцией, запрет на иностранные счета для чиновников, компания «национализации» элиты.

Ну и, конечно, обещания: поднять, повысить, развить, углубить…

Таким образом, Путин обеспечил, если не поддержку, то хотя бы благожелательный нейтралитет «низов».

А «верхи» и раньше не спешили с переменами: как можно «качать лодку» в обществе, где один процент населения контролирует три четверти национального достояния?

В оппозиции к национальному лидеру остался немногочисленный средний класс, да радикально настроенная часть молодежи, ожесточенная отсутствием социальных лифтов.

Казалось бы, все – партия сыграна.

Но я бы не спешил делать окончательные выводы и прогнозировать "двенадцатилетними циклами".

Дело в том, что психологическим фундаментом мобилизации сторонников нынешней власти стала незамысловатая игра в реставрацию, или «СССР-2».

Понятно, что в планы кооператива «Озеро» отнюдь не входит ни восстановление общественной собственности на средства производства, ни возрождение плановой экономики. Ровно наоборот, эта бригада осуществляет продуманную программу окончательной приватизации государства как такового. Их идеал экономического устройства, судя по всему, сводится к следующей формуле: экономика государственная по характеру производства, но частная по форме присвоения.

Что это означает на практике? Да ничего особенного: просто у чиновников, силовиков и топ-менеджеров государственных корпораций доходы будут все выше, а у рядовых работников все ниже.

Собственно, социально-экономические процессы в России и развиваются в этом направлении.

Разумеется, проведение такой политики несовместимо даже с частичной реставрацией советского проекта, природа отношений собственности в условиях реального социализма была иной. Там государственная собственность по форме была общественной по существу (другое дело, что общественная, не обязательно означает общенародная, как тогда декларировалось, но это уже сейчас тонкости).

Поэтому, явно обозначившийся в последнее время тренд на реставрацию, является по сути дела банальным надувательством, поскольку в действительности общество развивается в прямо противоположном направлении.

Очень скоро это станет очевидно даже самым наивным обывателям, и Путин начнет терять «низы».

Но это еще полбеды.

Главная проблема в том, что исповедуемая чекистами корпоративная модель капитализма хороша только для этапа первоначального накопления капитала, когда госкорпорации используются для разворовывания еще не до конца приватизированного национального достояния. А когда этот процесс завершается и делить больше нечего, владельцы приобретенных состояний стремятся к полному экономическому суверенитету. Громоздкое корпоративное государство, и раньше не способствующее экономическому прогрессу, становится обузой для крупного частного капитала.

Короче говоря, еще несколько лет такого распила… и конец эпохи приватизации.

А вместе с ней и конец нынешнему режиму, потому, что он лишится поддержки своей основной социальной базы – крупного олигархического капитала.
belousov 2

Матроска стоИт

Оригинал взят у may_antiwar в Матроска стоИт
И сидит там Сергей Кривов, узник Болотной, как раз сегодня его день в акции "один день - одно имя". Он знает об этом, выражает всем признательность и передает приветы. Тамаре, Марии, Петру... нет, лучше просто: всем, а то всех не перечислишь. Спрашиваем Сергея: устали вы, наверное, ждете, когда всё это закончится? Он: а я никуда не тороплюсь. Наоборот не против, если дело вернут на доследование. Там вообще всё перепутано, переврано. Дело по факту избиения самого Кривова полицейским выделили в отдельное производство и за пару дней прекратили. Сергей недоумевает, как так может быть. Вот два человека, допустим, дерутся. И как один бьет другого - расследуется. А как другой бьет первого - не расследуется. Прекращается. В материалах дела Кривов читает, что на площади были две бригады скорой помощи, и к ним обратилось 53 человека. Трое из них - сотрудники полиции. 50 - граждане. Потом - экспертизы вреда, причиненного сотрудникам. Либо нет вреда, либо небольшой, типа гематом. Среднего вреда - 3 случая, вроде как все - переломы пальцев. Такая вот фигня.

Николай Кавказский хочет "домой", в Бутырку. Все обследования, вроде, сделали - так что его в "больнице" держать? Еще Николай хочет второй матрас, потому что серьезный лишний вес и болезнь спины. И вот он хочет его уже в третий раз, как ОНК приходит. Ему обещают, нам обещают, мы уходим, - никакого второго матраса нет. Сегодня опять нет. Мы говорим: что Кавказский должен сделать, чтоб второй матрас появился? Говорят: заявление написать. Мы говорим: он уже в прошлый наш приход написал. И что? Он отдал его врачу, но та сказала, что этим занимается дежурный по корпусу, а тот сказал, что без санкции врача этот вопрос решить не может. На этом всё закончилось, врача Кавказский больше не видел. Говорим: давайте матрас!Collapse )