May 1st, 2016

ПАСХАЛЬНЫЙ ИЛЬИЧ (Продолжение)

В дни общенародных праздников простой народ как-бы бешенеет. Пускается в остервенело какое-то непотребство. В такие дни возрастает склонность к тому, что я называю индуцированным безумием. Вчера на меня налетела прохожая с жуткой разухабистой удалью, успев лишь вывопить - "Где здесь куличи-то раздают?" и ускакать в обещанное небытие.

Затем консьержка, доселе любившая меня неведомой какой-то старушечьей, хоть и удушающей, но всё еще нежной любовью, обернулась вдруг красноглазым с пеной у рта Кощеем и расплевалась в лицо обличительно-ненавистным абсурдом.

В такие дни расцветает полным цветом массовое бессознательное, рождается некая бесструктурно управляемая Она (о вечно-женском), податливая бляде-лебедь, плывущая как-бы на убой.
И стоят по краям кисельно-кровавых рек, молочно-болотно-догвилевских берегов молодые дугинята, коим сладостно сие человеческое падение, чтоб набрать в свои сети свой кошмарный человеческий улов.
В такие дни мне особенно страшно за мой народ.

В продолжение к - http://vk.com/id69580333?w=wall69580333_62199

Алина Витухновская

ЛУБЯНСКОЕ УШКО

Всё, в Россиюшке деньги кончились. Дугин в срочном порядке агитирует массово вскрываться. "Страдайте с нами, умирайте с нами, убивайте с нами." (с). Буквально так. Только Стомахин сидит в тюрьме, а дугин в кремле. А если поменять, никто и не заметит. И даже наоборот, Стомахин посвежей, повеселей, подрайвовей будет.
Вошли, значит, в эпоху постмодерна через лубянское ушко?

Алина Витухновская