b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in libertower,
b_mikhailov
b_mikhailov
libertower

Categories:

КОГДА НЕТ ЧЕБУРАШКИ



Вокруг святых всегда копошились юродивые, болезные, люди с искалеченной психикой и травмированной самооценкой. В эпоху стремительной виртуализации социального общения огромное их количество хлынуло в Интернет. А поскольку условия жизни большинства оставляют желать лучшего, происходит фактический перенос немалой части их личностей в электронный океан социальных сетей. Вот так, без всякого хайтека и нейроинтерфейсов мы имеем вариант не самого лучшего фантастического будущего уже сегодня.

Совершенно спонтанно я затронула одну из важнейших скреп постгомосоветикуса. И ей неожиданно оказался невзрачный голем делириозных фантазий совписа-тирана — Чебурашка. Признаться, я не хотела задеть сам образ Чебурашки, ибо он есть лишь проекция бесформенного, бесструктурного, лабильного сознания среднестатистического российского обывателя. Будь эта зверушка живой, ей бы было невыносимо, потерянно, безвольно, бессубъектно.

Замечу, что моя интерпретация была иронической, в постмодернистской стилистике, основу которой заложил еще в 90-е писатель и философ Вадим Руднев, написавший гениальное "Винни Пух и философия обыденного языка" ("Пух — это активное мужское начало. Индикатором сексуальности Пуха является мед". А нора Слонопотама, по автору, отражает родовую травму Грофа).

И вот эта моя интерпретация, эти образы Чебурашки были восприняты абсолютно буквально. Буквализм восприятия — есть один из признаков шизофрении и совка. Советскому психопату и параноику всюду видится заговор, оскорбление, унижение.

Давно не изливалось столько ненависти в мой адрес, как после статьи "Подлинная сущность Чебурашки или история одного детского писателя". Но в обществе нарушенных иерархий, а наше общество именно таково, ненависть является лишь формой социального успеха, своего рода признанием.

Чебурашка — иррациональный архетип чего-то единственного, что, как оказалось есть у отечественного "взрослого" — по сути, фрустрированного, невротизированного ребенка. И вот, ему показалось, что кто-то хочет это нечто отнять, низвергнуть, повредить. Это большая иллюзия. У постсоветского человека нет ничего, вообще ничего, даже Чебурашки.

Алина Витухновская

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments