October 17th, 2017

АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ: ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ (4)

- Расскажите о Вашем пребывании за границей, в каких странах и в каких мероприятиях Вы участвовали, какой опыт приобрели и что бы вы хотели позаимствовать из этого опыта?

- Я объездила все страны Восточной Европы в момент перед распадом Советского Союза и в момент чуть после, а также в момент обвала берлинской стены, ещё практически ребёнком. Я была в Венгрии, Польше, Болгарии, Швеции, Финляндии. Чаще всего бывала в Германии в связи с литературными контактами. Меня там издавали, переводили и переводят до сих пор. Это наиболее комфортное для меня пространство.

Что касается опыта, то даже будучи ребёнком, я увидела колоссальную разницу между распадающимся Советским Союзом, Восточной Германией и ФРГ. Восточная Германия была похожа на нас, но там было очень красиво в сравнении с нами. Западная Германия была полна всем, чего только пожелаешь, что привозили в Россию с придыханием. Первое, что вспомнила, журнал «Metal Hammer», на который молился тот, кто теперь молится на Путина – господин «Хирург». Теперь уже совершенно комиксовый персонаж.

Все эти люди вышли из западной культуры. Все так называемые прогрессивные сообщества, прогрессивные культурные и околокультурные, маргинальные в хорошем смысле тусовки, выросли из западной культуры, а не из нашей. И теперь, отвергая её, они выглядят очень комично.
Тут нельзя даже говорить о каком-то опыте. Это было очевидно, как на моих глазах меняется реальность – ты просто пересекаешь границу и попадаешь из одной реальности в другую. Сейчас, конечно, эти противопоставления и контрасты уже стёрты, потому что все везде были, все всё знают, понимают, представляют, плюс Интернет, но – мы рискуем возвратиться в ту же ситуацию, когда будем выезжать за границу и чувствовать себя так, как когда чувствовали себя советские люди.

Между прочим, ненависть советского человека, так называемого «ватника» (очень не люблю этот термин, но чтобы было понятно) к Западу проистекает не из каких-то высших мотивов, не из какого-то патриотизма, а из глубокого комплекса, когда человек чувствует себя настолько дискомфортно находясь в этом загончике социализма, некрасивым внешне и внутренне, плохо одетым, несуразным и он видит, что вокруг всё красиво.

Песня даже такая была у советских шансонье «Небоскрёбы, небоскрёбы, я маленький такой» — это же про них. Их ненависть проистекает из их же комплексов и, конечно, проще построить красивую жизнь себе, чем стремиться к серости для всех и даже не для всех – потому что Россия никогда ничего не сможет сделать с Западом. Россия будет преобразовывать только самою себя, при такой политике только ухудшая. Это уже закомплексованность и мазохизм.
Естественно Россия должна пойти по Западному пути и ни по какому другому. Никакие разговоры о «третьем пути», об особом пути России – они просто не рассматриваются – это антицивилизационные, античеловечные, против здравого смысла глубоко негуманистические мантры, которые здесь любят повторять только для того, чтобы ничего не делать. Потому что так удобнее управляться со скрепостными, т.н. «ватниками», рабами, «совками». Повторюсь, что не люблю эту терминологию, но сейчас пользуюсь ею, чтобы быть более понятной публике. Из всего западного опыта существует единственное резюме: человек должен быть свободным и жить хорошо.

Собственно, это и должно быть в политике, когда мы говорим о либерализме, демократии, важно понимать, что в 21 веке общество не идеологизировано. Оно находится за гранью идеологии. Когда мы говорим о либерализме или демократии, мы прежде всего имеем в виду повышение уровня жизни. И это не свод незыблемых правил. У нас очень не любят политкорректность, из демократии не следует обязательных и радикальных свобод для всех, хотя хотелось бы чтоб свободы были для всех. Демократия к этому стремится, она ничего не диктует и не навязывает. В любой идее есть здравый смысл и издержки, особенно если доводить её до крайности. Мы не хотим ничего доводить до крайности, а хотим, чтобы люди жили хорошо.

Алина Витухновская

ОТКАЗ В ОБСЛУЖИВАНИИ

Сегодняшнее решении ЕСПЧ, фактически отказавшегося признать преследование братьев Навальных политически мотивированным, является знаковым для новейшей истории России. Отныне Запад не ориентируется на ангажированных внутренним рынком лидеров, а указывает на реальное положение вещей. Как и властная вертикаль была уже персонифицирована в лице Путина, так и оппозиционная - была аналогично персонифицирована Навальным. Предложенная парадигма лидеров как той, так и с другой стороны провалилась. Мы выходим в принципиально иное поле, где должны быть представлены новые идеологические концепции и новые фигуры, готовые озвучить актуальный политический дискурс.

Алина Витухновская