May 16th, 2018

ЗОМБИ СОВЕТСКОГО АПОКАЛИПСИСА

Биография в моей системе ценностей, безусловно, выше жизни - если не в её (жизни) физическом, то в частном, прикладном применении точно. Конечно, всякий Персонаж в первую очередь строит себе биографию.

Советский человек - небиографичен, антибиографичен. Человек не чёткой, часто вынужденной судьбы, обрушенной линии жизни, если угодно. Некто, всегда под гнетом обстоятельств. У советских вместо биографии - были сделанные "судьбы", сделанные или написанные, судьбинушки.

Сложно и аморально обвинять тех, кому в спину целились красные комиссары, кому угрожала кровавая расправа. Но. Сейчас мы имеем возможность наблюдать удивительный исторический феномен - не только возрождение самого советского типажа вне исторического контекста (безусловно - старые мосфильмовские декорации, которыми завалили пространство - это не контекст!), но и добровольные отказы от биографии,самоискорёживание этих биографий, тотальное падение - особенно заметно это в среде общественно-литературных деятелей.

Имея определенную, годами, десятилетиями создаваемую репутацию, люди враз рушат её, идя на поводу у патриотического мейнстрима - озвучивая такие антицивлизационные, дикие, колониально-автохтонные тренды как - Крым, антилиберализм, антиамериканизм и пр., и пр.

Ещё раз замечу - это люди с именем и судьбой, защищенные помимо прочего репутациями, связями, общественным мнением. Люди, которым ничего не угрожает. Или же потенциальная угроза стремится к нулю. Ничем кроме как внутренним безысходным садо-мазо, какой-то глубокой генетической поломкой, объяснить это я не могу.

Мне часто пеняют, что я нападаю на мертвецов. Но это единственное адекватное поведение в сценарии разыгрываемого между нами реваншистского зомби-апокалипсиса. Я не пинала бы мертвецов, если бы мертвецы не пинали меня. В их поведении нет ничего логичного, рационального, конструктивного. Их посыл - буквально - доплясать свой кошмарный агонизирующий танец на наших костях, утянуть нас в землю. Ведь умрет советский дискурс, как им теперь кажется, умрут и они.

Глядя на них, понимаешь, что для официального (должностного) большинства - писательского в том числе - здесь никогда и не было никакой культуры, кроме советской. А советская культура - и не культура вовсе - это псевдоокультуренный управленческо-распределительный конструкт, удушающий всё живое загончик.

Алина Витухновская

КРЫСКИН МОСТ

Когда государство заходит в экономический и политический тупик, начинается искусственная идеологическая фетишизация. Парады, олимпиады, мосты, торжественные перерезания колорадских лент.
Тогда как реальная российская инфраструктура рушится на глазах. В этом и состоит дополнительная искусственность здешней жизни, идущая в нагрузку к общеэкзистенциальной, матричной.

Подобно тому как в древности люди возводили огромные сооружения, на которых приносили в жертву богам своих соплеменников, так и здесь насущные интересы граждан приносятся в жертву псевдоимперской гигантомании.

Алина Витухновская

БЕССТРУКТУРНАЯ МАТРИЦА



Местный тип управления можно назвать бесструктурно-матричным. Некое веянье, сигнал, мем, указание из методички - здесь начинают понимать буквально (логократия), при том не только буквально - но даже физиологически словно-бы перевоплощаясь.

Спроси у прохожего - в каком году мы находимся, боюсь он и не ответит сразу. Телефлюиды посылают нам какую-то брежневщину (так говорят старожилы), уличные торговки ловко имитируют девяностые. И только отстранённо-адекватная личность понимает, что попала в некое "Никуда-И-Нигде", угодило-таки в чёрную временную дыру.

Теперь становится понятно, что Мамлеев писал не о какой то тревожно-дремучей достоевской сущности, не о каких-то метафизических дебрях, а о самом что ни на есть простчеле, тотальном обитателе здешней местности, ошарашенным этим бытием до буквально сумасшествия. Собственно, всякий онтологически здешний, смирившийся с установленным здесь диктатом вещей - псих и есть.

---------

Друзья! Если Вы хотите поддержать издание моей новой книги "Русская политика", направляйте свои пожертвования на следующие реквизиты:

MasterCard 5469-2200-1355-1996
Western Union: Alina Aleksandrovna Vitukhnovskaya (Moscow)
Форсаж: Алина Александровна Витухновская (Москва)
Яндекс-кошелёк: 410011513841221


ПОЭТ И ВЛАСТЬ

Российская интеллигенция, в этот раз в лице Дмитрия Быкова, проговаривает свои чаяния и опасения по поводу перспектив уже фактически бессрочного правления Путина. Казалось бы, апеллируя к здравому смыслу, понимаемому ими как непростой выбор из наименьшего зла, они готовы терпеть кого угодно, лишь бы не Кадырова. Добавим, что Кадыров является не более, чем политическим симулякром, евразийским огородным пугалом. Никто из здравомыслящих людей его не рассматривает всерьёз в качестве вероятного претендента на высший пост.

Быков пишет: "...заменить Путина некем и вырастить за шесть лет преемника невозможно: технически-то это несложно сделать и за год, как показал случай того же Владимира Путина в 1999 году, - но мировоззренчески не получится никак..."

Угнетённое десятилетиями реальных и мнимых страхов сознание интеллигентов выдает весьма специфическое восприятие реальности. А именно - причудливое сочетание безальтернативности с полной констатацией собственного смыслового бессилия. Стоит также отметить, что российская интеллигенция, как уникальное в своем роде явление, не представляет себя вне власти, карающей её одной рукой и прикармливающей другой.

"После Путина власть может получить только Путин - как бы его ни звали; птенец гнезда, человек из клана. Страна не нуждается в обновлении, не хочет его, не думает о нем - у нее сегодня один лозунг: лишь бы не хуже. Страна-1999 была мужчиной лет сорока, пережившим многое, но готовым воспользоваться результатами этих перемен. Сегодняшняя страна поменяла и пол, и возраст: сегодня это пенсионерка, молящаяся на того, кто дает ей десять тысяч в месяц, чтобы не отобрал и это. Какой ей там новый лидер, какая революция? Утешает в этой ситуации только то, что Владимир Путин, хотя бы и 72-летний в 2024 году, все-таки не худший вариант...", - заявляет Дмитрий.

Это же касается и области политической субъектности, о которой представители интеллигенции считают зазорным рассуждать всерьёз. Но при этом они полагают свою незавидную роль чуть ли не образцом достойного поведения. Подобная позиция видится мне не просто пассивно-соглашательской, но фактически приравненной к соучастию. Любое продление путинского срока, любая его легитимация - под явным или вымышленным предлогом - являются убийством граждан - буквально - физическим. И убийством будущего страны.

Алина Витухновская