October 7th, 2018

ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ

Сегодня Путину исполнятся 66 лет. Эта дата сама по себе уже является угрожающе-инфернальной. Для неосоветского человека, которым является Президент России де факто, это возраст невозврата, опасная критическая грань, практически щель между мирами — бытием и небытием.

Это время, когда мышление настраивается на ретроспективу, а ледяное дыхание смерти, бегущее холодком за ворот от кремлёвских стен, становится единственным источником свежего воздуха.

Путин, приблизившись к среднему возрасту своего электората, фактически живет в виртуальном СССР, со своими адептами, буквально восставшими из советского ада.

Фактически они стали музейными экспонатами с вышедшим сроком хранения. К тому же, здешнее пространство — далеко не музей Мадам Тюссо, да и ботокс здесь, судя по всему, отнюдь не лучшего качества. Как Брежневу не могли в своё время сделать клыки, так и Путину не могут сделать лицо — причем во всех смыслах. Оно буквально потекло, вместе с внешнеполитическим имиджем управляемой им страны.

Власть геронтократов (а власть в России именно такова), могла бы ещё удерживаться за счёт цивилизации — её передовых технических и культурных достижений. Но Путин отвергает цивилизацию, поэтому рискует окончательно растечься восковым големом по неухоженным евразийским просторам, вплоть до степени смешения с пейзажем.

Алина Витухновская