March 24th, 2020

ПОЭЗИЯ КОРОНАВИРУСНОГО ВЕКА

Поэт Стефания Данилова предложила мне поучаствовать в поэтическом сборнике о коронавирусе. И я дала свое согласие, несмотря на то, что в нем присутствуют авторы неблизких мне политических позиций. Однако, я сочла, что историческая важность момента неизмеримо выше и происходящая трагедия временно нивелирует все идеологические разногласия.

Вокруг сборника тут же возник скандал морально-этического характера. Стефанию обвинили — ни много, ни мало — в "пиаре на крови". Обвинили как коллеги по цеху, так и прокремлевские СМИ.

Что же касается меня, то я не только и не столько поэт, сколько политик и гражданин. И в данной конкретной ситуации тоже. Никакие моралистские сентенции и чистоплюйство здесь недопустимы.

Трагедия, увы, уже произошла. Более того, она продолжается на наших глазах. И замалчивать ее нельзя. Каждый реагирует по-своему. Журналисты пишут статьи, а поэты стихи. И это нормально. Мне кажется, что боязнь и дистанцирование от этой темы связаны, прежде всего, с латентной, может быть, но самоцензурой, с внутренним страхом оказаться "врагом народа" в путинской России, где "все хорошо" и газеты пестрят оптимистичной лже-статистикой по коронавирусу.

Алина Витухновская

ОЖИВШАЯ РЕПРЕССИВНОСТЬ ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ

Спрятанная в плохо сдерживаемой культурной оболочке страсть к репрессиям, желание распределять и ограничивать, стращать и наказывать, полились из всех щелей.

Социалистический человек, примитивный тоталитарист, причем не в силу свойств натуры, а в силу изначального воспитания, импринта, проявляет свою патологическую сущность при экстремальных обстоятельствах, сулящих ему безнаказанность. А что есть пандемия, как не возможность "революции" культурно нищих и политически примитивных?

От дочери товароведа до планктонного трибуна Навального звучат требования "разобраться и посадить". "Вы сначала посадите тех, кто только что медмаски закупил в три раза дороже рыночной цены", — пишет Алексей Навальный в твиттере.

Этого "оппозиционного" политика вы взращивали столько лет? Общественный консенсус сделал его фактически святым, неприкосновенным лишь для того, чтобы он озвучивал советско-пролетарские лозунги? Так у вас Лимонов для этого был. Можно было и не менять.

Алина Витухновская