добрый русский человек Максим (ihatehuman) wrote in libertower,
добрый русский человек Максим
ihatehuman
libertower

Categories:
  • Music:

Колобок Гностический Герой

III


Колобок – Гностический Герой (Кол в Боге), идущий с колом, мечом, ножичком, с деструктивной опасной основой своей, с некоей сакральной самостью.
Колобок – символ Тотального Ухода, с изощренной ловкостью Дон Хуана и улыбочкой Иванушки-Дурачка, обходящий ловушки злого русского леса.


Он – бесчисленность внутренних кругов ада, бесконечное вращение-возвращение.

Он – великое Множество. Невозможное Число, с миллиардом колобков-нулей. Число, извлечённое из Корня Мандрагоры.

Он – вычитание всех возможностей свобод из Чёрного Квадрата Камеры Мира, где повесился Малевич и замолчал Гамлет.

Колобок – Гамлетовское "или". Избежание всяческой обусловленности. Не "попадание в щель между мирами", а сознательное игнорирование Бытия и Небытия.

"Мир ловил меня, но не поймал" - мог бы сказать Колобок словами украинского философа Сковороды.

"Колобок – единственный Христос, которого мы скушаем" (с) Жан Поль Лиса

Колобок – "Посторонний" Камю, его абсолютность. Облако, улетевшее в запределье, после кремации Мерсо.

Колобок – преодолевшее человека Нечто, данное в полной экзистенциальной концентрированности.

Он – лишённое рефлексии и философского многословия, магическое обращение в шар, ещё не ушедший в сферы духа, ещё плотский, но идеально-геометрический.

Он же – абсолютная протестная субстанция, не подчинённая законам мира, нечто Чудесное – онтологический Танечкин мяч ("не утонет в речке"). Облако плотского.


VII

Колобок проходит Путь Героя. Обходит демиургические ловушки Волка, Медведя и других.

Его антипод – Репка. Колобок с хвостом, с фаллическим корнем-щупальцем, которым он уцепился за утробу, за пуповину Земли. Он трус. И все, кто растил его – Дед, Бабка, Жучка и другие – пассионарии. Они тянут-потянут, но вытянуть не могут. Они хотят вытащить его и сделать Героем, но тщетно. Потому что Репка – всего лишь овощ с гностическим понтом.

Мышка, хоть и вытащила его из земли, при этом абсолютно десакрализировала, в прямом смысле слова, махнув на него хвостом.

Все эти Мышки, Жучки и прочее окружение Репки, качественно иные, по отношению к тем, кто вертится вокруг Колобка.

У Колобка нет друзей. И вокруг него все недобрые. Все себе на уме.

Колобок аскетичен и свят. Он убивает в себе "человеческое, слишком человеческое" мгновенным разрывом с родным, уютным, близким – "он от бабушки ушёл, от дедушки ушёл".

На первый взгляд, это анархический эгоизм подростка, безответственность, NO FUTURE, примитивно понятая неразвитой душой свобода, быть может, даже предательство.

Но, вглядываясь, обнаруживаешь в этом что-то почти библейское.

По сути, это глубокое продуманное действие, полное пассионарного расчёта.

Магическая инициация, уход, необходимый для "обособленной личности". Обретение подлинного "Я" через одиночество, через безбожное монашество.

Гордыня Другого, отрицание равенства. Равенство отрицает иерархию и делает невозможным уход.

Безупречное выполнение Миссии.

Не об этом ли говорят: "Путь к Совершенству лежит через Предательство"?

Колобок предаёт семью, обретая геометрическое Совершенство. Это Инициация Предательством.

Дедушка и Бабушка страдают. Они сделали Колобка, слепили его, радовались ему, любили его. А он бросил их, и ушёл.

Но не торопитесь их жалеть! Оба персонажа не так просты, как кажется.

Они олицетворяют собой множество уровней Зла, из них важнейшие – Зло демиургическое (рождение Колобка), и Зло покорно-христианское, сама жизнь, ибо они – атомарные индивиды, обыватели, привыкшие смиренно терпеть. (В них "славянское рабство")

Они "жили-были", то есть проявляли инстинктивную, механическую животность, инерциальность простейших.

Они – обитатели низших миров, метафизические микробы.

Их не жалко.

Их страдание не глубоко. Это тупое страдание плоти.

При этом, они опасны и жестоки, как часть демиургического воинства.

Их "жить-быть" обладает настойчивой очевидностью яви.

Они "жили-были".

И они будут "жить-поживать".

Колобок уязвим рядом с ними. Ведь его страдание экзистенциально, метафизично.

Он – более дух, идея.

Но, при этом, повторяюсь, он обречён на плотское – его сделали из теста, он вкусен, его можно съесть.

Дедушка и Бабушка не милые, пряничные безопасные старички. Они как бы недобрые, нехорошие. В них девидлинчевская шизоидность. Они нюхают кокаин. Может быть, они слушают джаз. Они развратны.

Они – та Сатанинская Парочка, живущая в Домике на Обочине, в Замке за лесом, на Дьявольском Пустыре, там, где пропадали скот и дети.

Не из их ли головок лепили они своих первых колобков?

Они – обречённые на маньячество монстры из архитепического фильма ужасов.

Колобок – бунтующая сущность, нарушившая законы жанра.

На первый взгляд, он гностический анархист, ведь он не декларирует ни своих мотиваций, ни целей. Но в нём не кроулианское "делай, что хочешь", а русское "или право имею", нечто, осуществленное "По-Щучьему веленью" (если эта Щука – внутри).

Сатанинская парочка хохочет: "Катись, Колобок! Впереди Догвиль, город добропорядочных христиан. Они спасут тебя, а потом распнут на свастике!"

Но Колобок – не Грейс двухсерийного приближения к насилию. Колобок стреляет сразу, разрывая ловкими пулями декорации города. И его фальшивые жители умирают.

А Колобок совершает новую инициацию – Инициацию Убийством.

Дедушка и Бабушка, ещё и герои русской некро-шизы, неофиты Юфита, с мамлеевскими утробушками.

Утроба – глубина патологии, бездна клыкасто-хищная, кишечник бога. То коллективное бессознательное, что превращает людей в тотальных поедателей.

Большая жратва.

Здесь бегство Колобка деликатесно.

Упустить его – светская игра, гурманство. Этикет позволяет играть в Колобка. Играть в Колобка можно долго. Но, в конце концов, Колобка ДОЛЖНЫ съесть. В этом трагизм, обреченность, Судьба Героя, Камю, "Миф о Сизифе", экзистенция пищи.

И, дабы не погибнуть бессмысленно, Колобок совершает Инициацию Отравлением. Колобок отравлен, но он не мёртв, "Вопрос не в том, чтоб "Быть или не быть", Как избежать обоих состояний?"

Превращение Колобка в особую субстанцию, уходящую за грани жизни и смерти, достигается отравлением.

Волшебство вещества.

Алхимическая фантазия. Полониевая улыбка…

Колобок наконец отдаёт себя на съедание. Но в этом он не Христос, а Токсический Мститель, Чёрный Чернобыльский Маг, зариновое озарение Секо Асахары.

И бледным как античная маска смерти лицом убитого Литвиненко, губами его мраморными, смрадными изрыгается глумливый убийственный смешок. А над ним щербатым скальпом Ющенко, болезненно-жёлтым месяцем, повисло НЕЧТО СМЕЮЩЕЕСЯ – ХОХОЧУЩЕЕ НИЧТО…

А потом тихонько улыбнётся месяц, и обернётся Колобком.

Впереди у Колобка битва с Богом.

Бог умер. Да здравствует Колобок!


ещё колобка
Subscribe

  • РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

    Андрей Илларионов — один из самых трезвомыслящих аналитиков. Проговаривает вещи давно ставшие очевидными. О протестах, которые не ведут к смене…

  • БОЛОТНАЯ ПЛОЩАДЬ КАК УПУЩЕННЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ШАНС

    Прошло 9 лет с момента наиболее значимых протестных акций за всё время существования путинского периода — а именно — протестов на Болотной…

  • ЗАФИКСИРОВАТЬ ПОЛИТМОМЕНТ

    И с политической точки зрения и, тем более, с литературной мне очень интересно то, что происходит сейчас в России. Мне интересно сопоставлять…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments