del_dot (del_dot) wrote in libertower,
del_dot
del_dot
libertower

Интервью А.Витухновской немецким журналистам. Январь 2010 г.

Вторую неделю по Первому телеканалу транслируется сериал "Школа" (режиссёр Валерия Гай Германика). Внимание моё привлёк правда не он, а дискуссия, развернувшаяся на страницах одного интернет-сообщества вокруг этого творения. Оказывается, некая героиня сериала цитировала мои стихи. Мнения - от благожелательных (пусть развлекаются детки) до охранительных (запретить всё к чёрту). Ну, я попала таким образом в запрещённые поэты: в отличие от поэтов оппозиционных, которые сами читают свои стихи на профильных сходках. Да, моё детское желание стать персонажем комиксов вполне реализовано, даже сверх того. Но может комикс-герой манипулировать общественным мнением? Да, может. Человек-паук существует в реальности в том смысле, что он повлиял на сознание конкретного человека в большей степени, чем например его сосед. Которого он и не знает толком. Здесь же ситуация качественно иная. Я в роли персонажа в фильме, живой цитаты, текста и провокатора общественных дискуссий. Так это Вас цитировали в ..? - уже звучит рефреном.

Уже вышли сериалы про армию - "Солдаты", про тюрьму - не счесть, теперь "Школа", осталась "Семья". Снимут и её. Удивительно как по моим сценариям работают люди сами того даже не подозревая. В минувшем году я публиковала тексты о педофилии и инцесте, и вот - прозрачные намёки с полуприкрытой рекламой эротических сайтов предлагаются потребителю и где? На Первом! А Первый, как кричит их же реклама, во всём первый. Ну, не первый, а второй - после Бога, после меня то есть.

Конечно, я не обольщаюсь. Это игра, причем носящая пассивный характер, как и всё, что связано с телевидением-излучением. Но определённый тон задан: запрещённого Поэта процитировали на канале для масс. Это их ошибка. Первая в ряду, на Первом.
Гай Германика работает по-капиталистически в заражённой советизмом и контролем стране, долго ли продержится её сериал? В любом случае, желаю ему успехов. И цитируйте дальше правильных людей. Запрещённых особенно. Их не так много.
Ряд последовательных шагов в определенном мной направлении - и завтра вы будуте смотреть сериал "Восстание", а послезавтра "Ничто". К тому идём. Выращивайте кактусы! И играйте с Барби! Это отныне самый настоящий подрыв устоев.
 

              Про «Школу» и про «Политику». Интервью А.Витухновской.

 

Алина, Вас принято представлять человеком искусства, позволяющим себе резкие высказывания по социальным  и политическим вопросам. Похожее паблисити формируется сейчас у Гай Германики. Более того, каким-то необыкновенным образом Ваше творчество и творчество Гай Германики пересеклись в сериале «Школа». Как Вы считаете, это случайное совпадение или закономерность?

 

Люди мы совершенно разные. Но попали в общий контекст. Околосоветский контекст. Вспомним, например, ту мою историю с тюрьмой. Когда я попала в тюрьму, совдепа здесь уже не было, но представление о нем присутствовало в головах у людей. Поэтому история моя была отчасти совдеповской, и она вызвала те силы, которые традиционно реагируют на совдеп. Например, либеральные силы – в хорошем смысле слова. Недаром тогда возникли параллели с делом Бродского. Сейчас ситуация немного иная. Вроде бы мы живем уже совсем в несоветские времена – в неосоветские времена, в период имитации совдепа. Но эта имитация стала проникать в здоровый организм. То есть имитация совка получается совсем не постмодернистской, а, как говорят дети, взаправдашней. В ситуации с Германикой мы с этим сталкиваемся. Не буду оценивать качество сериала – я считаю, что Германика – девушка очень интересная и талантливая, но снимать сериал в совдепе, в наши времена и с такой скоростью – это априори халтура и способ заработать деньги. А мы по этому поводу сталкиваемся с каким-то истеричным воем каких-то просто выродков. Можно подумать, что им каждый день показывают по первому каналу исключительно шедевры. Понятно, что там показывают дерьмо, но это дерьмо они переваривают. Они не переваривают только то, что идет вразрез с их онтологически-физиологическими установками. Германика как девушка свободная – а именно в этом, наверное, наша связь, потому что я не вижу больше каких-либо общих черт, - она задевает эти струнки в обществе.

История «Школы» примерно о том, как государство губит детство.  Любое государство губит детство. Любое государство губит личность. Но то, как это делается в «России», превосходит все, что не в «России». В смысле пристойности и адекватности. Я думаю, что сериал об этом, я думаю, что у Германики именно такая рефлексия – это видно по ее прошлым работам. Она не хочет жить в формате этой лжи. Единственная возможность – точнее, одна из немногих возможностей - не жить в формате этой лжи, это заработать много денег. Но через некоторое время Германика поймет, что здесь даже это не является абсолютной возможностью.

 

То есть Вы считаете, что сериал Германики - политический,  и именно поэтому он вызвал такую реакцию у политиков?

 

Думаю, скорее политический. Не общечеловеческий. Потому что на общечеловеческие вещи у нас вообще не реагируют. И он хорош тем, что он – политический. Это, как говорится, своеобразный наезд на систему, причем в рамках системы. А такие вещи не укладываются в голове у обывателя. Обыватель ищет расчет и т.д. Но я не верю в заговоры. Естественно, существуют договоренности и деньги, но так, чтобы это сложилось в некий сериал? Сериал – целый сериал они каждый день спонтанно снимают. И что, они его сняли с некой целью, и во всем этом был заговор? До таких глубин безумия и паранойи я никогда не доходила. Сериал надо оценивать с учетом спонтанности. То есть, возвращаясь к тому, с чего мы начали: я бы хотела отделить саму Германику с ее способностями и возможностями, от сериала. Тот, кто сейчас ставит сериал на первом канале – тот зарабатывает деньги. Если при этом удается внедрить свои художественные цитаты в это произведение, как говорится, флаг вам в руки.

«Школа» - это произведение агитационно-перестроечное. Якобы у нас сейчас что-то происходит. Но, когда мы вспомним, что происходило в ту самую перестройку, Возможно, я много чего не помню. Но я помню, например, какие-то совершенно дурацкие фильмы, например, «Авария, дочь мента» или «Маленькая Вера» - они, как к ним не относись, все же на несколько уровней выше сериала «Школа». А главное - гораздо конкретнее. Там четко проставлены акценты и четко сказано: что нам не нравится, и почему это нам не нравится. А сериал «Школа» - ну, это, можно сказать, такой пробный камень. Вот только куда мы кидаем этот пробный камень. Мы ведь прекрасно понимаем, что аудитория первого канала – это не политически активная аудитория. Если в девяностые годы политически активный народ смотрел телевизор, то сейчас политически активный народ сидит в интернете. И понятно, что мало кто реагирует на подобные публичные декларации. Ситуация качественно иная.

 

 

То есть депутаты Государственной Думы, которые резко среагировали на «Школу», не являются политически активными гражданами?

 

Естественно, депутаты государственной думы не являются политически активными гражданами. Они являются чиновниками. И они активны ровно в той степени, в какой чиновничье государство, построенное по вертикали, на них влияет. Влияет оно на них посредством денег. Государству, построенному по системе вертикали, гораздо удобнее смотреть первый канал, сидеть в ГД, доезжать до дома и тупить. Чем они и занимаются. Что говорит исключительно о слабости этой власти.

У них нет нужды куда-либо углубляться, потому что, к сожалению, радикально настроенная оппозиция, это, кроме как в моем лице и в лице единиц, которых можно перечислить по пальцам, никак себя не проявила. Хотя, с другой, стороны, это парадоксально, но может быть, это хорошо, поскольку, например, лимоновцы, чьих взглядов я не разделяю, но которые себя проявили – большей частью сидят в тюрьме.

 

А Ваше увлечение политикой в последнее время – оно вторично по отношению к искусству, или является его логическим продолжением?

 

Оно первично по отношению к занятию искусством. Я считаю, что политика есть прямое приложение метафизики, а искусство, как раз – не прямое. И, если ребенку в детстве можно заморочить голову этим самым искусством, то взрослому существу, я думаю, что нет. Искусство все-таки несколько переферийная область, во всяком случае, в наши времена. И без политики метафизические амбиции не удовлетворимы.

 

Блоггеры вот много пишут о политике. Но возникает такое чувство, что пишут они с целями скорее литературными, чем политическими.

 

Если я пишу о чем-либо в интернете, я хочу заявить о своей позиции. Естественно, найти каких-то адекватных, соответствующих идеологически мне людей. Что обо мне подумает публика, или пропиарить себя как автора, или как персонаж – нет, мне это не интересно. Для этого есть масса других возможностей. Так что амбиции мои в данном случае чисто политические. Другое дело, что в наше время политическое поле предоставляется исключительно власти. Как в виде самой власти, так и в виде «оппозиции». Когда мне говорят, что кого-то не пустили на первый канал, но при этом у него есть масса других площадок, и всем, в общем-то, известно, что это за «оппозиция»  – я не очень-то верю в эту оппозиционность. Я не говорю обо всех этих диких «черных списках», диком количестве политзаключенных, но отрицать, что они есть – тоже глупо.

 

А могли бы Вы представить себя в роли деятеля, который транслирует свои идеи через первый канал?

 

Да вполне. Другой вопрос, хочу ли я этого? Я не вполне понимаю, кому я буду транслировать. Я могу говорить на разных языках. Если я говорю о политике, я говорю о политике. И я не вижу здесь пересечений с искусством никаких. Я не работаю для кого-то, я работаю для себя и против тех, кто тормозит исторический процесс. Если я могу говорить на интернет-языке, то уж говорить на языке ОРТ нужды не составит. Главное знать, о чем гоаворить, и зачем. А я это знаю.

 

То есть, писать памфлеты, или снимать сериалы?

 

Диктовать – запросто. Писать – это для меня все же несколько действительно «взаправдащнее» занятие. Сакральное. Но, дело в том, что если в искусстве для меня действительно что-то может быть локально не ясно, то политическая ситуация простая и ясна как дважды два. Более того, разрешение этой политичской ситуации должно быть  тоже предельно простым. Я даю некие месседжи, некие посылы, - они очевидны, и на них должны отреагировать люди с примерно теми же воззрениями. Здесь не стоит ничего усложнять. Революция или смена строя – это элементарно как дважды два. И не надо меня здесь называть деятелем искусства.

 
 

 



Subscribe

  • О ПРОФАНИРОВАННОМ ГУМАНИЗМЕ

    "Если после смерти меня ждет реинкарнация, то я хочу стать смертельным вирусом, который поможет решить проблему перенаселения" — сказал покойный…

  • ЕСЛИ В РАЮ НЕТ СОЦИУМА...

    Коли уж пошли одно за одним тюремные воспоминания на фоне навальнистского и прочих процессов, любопытно наблюдение, что в заключении у меня не…

  • АВТОРИТАРНЫЙ ХРИСТОС

    Когда вполне психически здоровые люди, политические журналисты, пытаются подтянуть образ Алексея Навального к библейскому, к христианскому дискурсу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments