6естов (6estov) wrote in libertower,
6естов
6estov
libertower

окончательно добить тему евразийства - ч.1

Мнение дорогой редакции отнюдь не во всем совпадает с мнениями г-на Авдеева, однако высказанные в данной статье тезисы вполне адекватны и - в целом - постигают суть вопроса.

Автор: Владимир Авдеев

Сначала Евразия, теперь Азиопа
(из наблюдений над жизнью сборщиков милостыни)


Наконец-то теория евразийства, столь долго пленявшая умы русско-советской раз-ночинной интеллигенции, обозначила себя во всей своей расовой красоте. Если пер-вые волонтеры этой концепции, находившиеся под опекой русской монархии, а за-тем обширной советской державы, методично заученно говорили о славяно-тюркском союзе, о единении православия и ислама, то стоило лишь обоим этим госу-дарственным колоссам стать достоянием истории, как расово-религиозный аспект начал неумолимый дрейф все дальше и дальше от интересов белых европейцев, со-бранных под эгидой этой концепции. Главы среднеазиатских республик, едва впер-вые в своей истории придумав флаги, гимны и иные атрибуты государственности, с подачи секретных философских агентов начали открыто вещать уже о тюрко-славянском союзе. Православный крест как символ трещит все сильнее от биений зеленого стяга исламского фундаментализма, натянутого на него в угоду желаниям евразийских идеологов.
Вчерашние секретари среднеазиатских обкомов компартии, чьим пределом мечтаний были закрытые обкомовские распределители и закрытые обкомовские же гаремы, едва завидев некое замешательство в европейском секторе евразийского конгломе-рата, очень быстро прочувствовали ситуацию, желая перевести стрелки духовного лидерства на себя. Хваленая евразийская солидарность, на которой Л. Н. Гумилев вместе со своими эпигонами умудрились построить метаисторическую концепцию целого континента, растворилась в одночасье. В якобы равноправном союзе лесных и степных народов, оседлых и кочевых этносов, предпочтение уже открыто отдается вторым. Евразия, получившая свое имя от союза Европы и Азии, усилиями своих пропагандистов теперь уже открыто превращается в союз Азии с Европой, и поэтому должна по справедливости называться – Азиопа. В конце концов, название должно точно отражать суть предмета.
Еще вчера идеологи этой концепции строили свои спекулятивные доводы о единении экономик оседлых и кочевых народов, однако они быстро сменили тональность уве-щеваний, как только кочевые народы, поддавшись неистребимым инстинктам, при-своили себе все, созданное на их территории трудом и талантом народов оседлых. Едва цивилизованные народы евразийского пространства оказались в политическом и экономическом затруднении, лишенные национальной идеологии и приоритетов, тотчас ментальность ордынского дикаря, привыкшего жечь, насиловать и грабить, выплеснулась наружу. Подвиги хромого кочевника Тамерлана вновь ожили в созна-нии любителей наживы.
Открытый грабеж этот был санкционирован и направлен именно евразийской кон-цепцией, именно евразийцы оправдывали крах царской России, как позже благосло-вили раздел СССР. Будто связанная руками фокусника из разноцветных веревок, эта концепция по желанию наемного обманщика может незаметно развязываться, соби-раясь в любые сочетания. Сохраняя одни и те же исходные этнопсихологические и геополитические компоненты, иллюзионисты от евразийства умеют собирать самые разные красочные идеологемы, давая им по старинке все одно и то же название.
Двигательной энергией этого иллюзионистского обмана является так называемая концепция пассионарности, сформулированная Л. Н. Гумилевым. Пассионарием объ-является человек с избыточной энергетикой, коему не сидится дома, и он пускается искать приключения на свою голову. Народы же, захватывающие чужие пространст-ва и создающие таким образом государства, объявляются пассионарными.
Однако, как и в случае с Евразией-Азиопой, здесь всю архитектонику умысла легко уяснить из названия. Слово «пассионарий» берет свое происхождение от английско-го «passion», что означает страсть в ее самом низменном, животно-половом влече-нии, не отягощенном никакими интеллектуальными, моральными или эстетическими атрибутами. И если евразийцам незнание английского языка простительно, ибо для них это символ ненавистного атлантизма, изначально враждебного континентальным народам, то всем остальным нормальным людям мы все же предложили бы задумать-ся над уместностью использования данного термина, служащего для эталонного обо-значения принципов формирования всей мировой человеческой культуры. Потому мы предлагаем в целях исторической справедливости не отделять научное детище от автора, и вместо слова «пассионарий» употреблять «гумилёид». Пусть порождение смело несет имя своего создателя.
Присмотритесь внимательнее к евразийским мистериям Л. Н. Гумилева – это царство духа наживы и сексуального бандитизма. Нигде на страницах его многотомных сочи-нений вы не встретите апологии интеллекта, духовности, творчества. Возникновение всех культур, государств, религий было вызвано, по Гумилеву, революцией пустых желудков и набухших гениталий, а великое Русское государство строили удачливые и предприимчивые метисы. Роль личности, с присущими ей духовностью и мораль-ными обязательствами, совершенно выведена за рамки этой убогой историософии. Дикий необузданный варвар-гумилеид – вот герой этих комиксов, которыми так лю-бят забавляться отечественные философы-патриоты. Что ж, как гласит народная мудрость: ворон к ворону летит. Будто стервятники, гиены и шакалы, льнут к евра-зийству все, привыкшие питаться умственной падалью. Повинуясь инстинкту хищни-ков, они выстраиваются в очередь, чтобы дождаться права на лакомство. Подчас достаточно посмотреть на внешний облик человека и выслушать всего несколько его фраз, чтобы изобличить в нем евразийца. В стиле одежды, в поведении, в манере построения предложений это угадывается без труда. Человек, привыкший набрасы-ваться в стае и урывать кусок, маргинальный по своей генетической сути и умствен-ной конституции, лишенный всякого аристократизма, не способный к индивидуаль-ности и разделению – вот подлинная суть евразийца. Они все время вызывают ощу-щение какой-то непромытости, которая распространяется у них до самых высоких метафизических сфер. Наблюдая за мыслительным процессом евразийца, невольно замечаешь, как он все время перескакивает с одной крови на другую, из числа в нем намешанных, и не умеет толком остановиться ни на одной. В этом его трагедия. Ев-разиец – это расовик-затейник, культурмичуринец. В неудобоваримой мешанине он чает найти долголетие, плодовитость и выносливость, и чем больше загубленных исходно-чистых биологических культур он обнаруживает, тем более научной считает свою теорию. Евразийцы, увлекшиеся этой теорией, ввиду своей расовой близоруко-сти даже не замечают, как утеряли всякую независимость. Евразийство – это болото, его единственное назначение – умственное засасывание неосторожной жертвы, по-терявшей из виду ограничительные вешки своей расы.
Для того, чтобы найти истоки евразийства в его нынешнем необузданном лицемерии, нужно из области философского анализа опуститься на уровень социобиологический и антропологический. Псевдонаучные категории в евразийстве изобретаются для того, чтобы затенить всю неумолимость биологического происхождения этого миро-воззрения. Чтобы понять экосистему евразийской ментальности, достаточно пона-блюдать на улицах Москвы за сборщиками милостыни и теми, кто ее подает. Самый процесс подачи денег здесь является своеобразным знаковым ритуалом, означаю-щим причастность к единой энергетической системе.
В природе существует фатальная биоэнергетическая связь между попрошайками и дарителями. Это элементы единой экосистемы, которые не могут существовать друг без друга. Причем, если дарителем движет потребность избавления с помощью денег от некоего внутреннего комплекса вины, то попрошайкой движет вовсе не просто желание элементарной наживы. Деньги в этой схеме несут второстепенную, лишь знаковую, нагрузку. Главное – это распределение энергии в экосистеме. Все про-фессиональные нищие ненавидят дарителей. Унижение от принятия милостыни в сознании попрошайки компенсируется ненавистью к дарителю. Попрошайка лако-мится не деньгами дарителей, а энергией их сознания, закомплексованного неким чувством вины. Прошение милостыни обставляется как легенда, театральное шоу с элементами религиозной Эсхатологии. Попрошайка поедает чужую энергию раская-ния и сострадания, ибо это биоэнергетические деликатесы.
Блестящий французский историк античности и раннего христианства Эрнест Ренан великолепно описал этот культурно-психологический феномен, назвав многие наро-ды древности «профессиональными нищими». Гитлеру просто не повезло, когда на него, как на крайнего, списали все грехи некоторых предшествовавших антрополо-гических реалистов. Он выдумал национал-социализм, но цыган он не выдумывал. Однако даже закоренелые антифашисты не смогут изменить этническую статистику на улицах Москвы. Неподвластна им и этнопсихология, ибо это весьма строгая нау-ка, а также потому, что наибольший цинизм, наглость, нищенский профессионализм выказывают именно люди южного и восточного происхождения. Белые европейцы, очутившиеся в подобном положении, испытывают нескрываемое этическое неудоб-ство. Потомки же кочевников обнаруживают завидный психический комфорт, что не мешает им собирать милостыню и с оружием в руках.
Нищий североевропейского происхождения сидит на месте или обходит некое собра-ние людей, обращаясь к обществу в целом, его поведение не избирательно и нена-вязчиво. Представители народов из числа «профессиональных нищих», напротив, всегда ищут конкретную жертву своих домогательств, настаивают, трогают ее рука-ми.
Их поведение развязно-агрессивно, а самое главное – персонифицировано. Они прекрасно чувствуют, к кому нужно подходить, а к кому нет. Их нищенство на био-логическом уровне переходит в вампиризм. Улавливая тончайшие флюиды психиче-ской энергии, они безошибочно выбирают жертву. Наследственное чутье паразита неотвратимо влечет их, словно магнит. Не деньги главное для них, но энергия. Гене-тически не способные к созданию науки, промышленности, искусства, государствен-ных форм, они автоматически липнут к людям с высокой и чистой энергетикой. Как сказочный вурдалак, они моментально находят артерию, чтобы насытиться. Их при-родная назойливость ничем не отличается от надоедливости навозной мухи, комара или вши.
Функция порождает орган – гласит правило физиологии, это справедливо и для па-разитизма. Психофизиология поведает нам способ, каким этот орган применяется. А такие науки, как этнопсихология, социобиология и биополитика уведут нас уже со-всем далеко. И вот тогда во всей красе и в совершенно ином свете предстанет перед нами до боли знакомое евразийство.
Экономическая концепция евразийства санкционирует непропорциональное распре-деление доходов между народами, составляющими «большое пространство». Как в условиях СССР, так и теперь, в условиях так называемой рыночной экономики, пла-ново-убыточные автономии откровенно паразитируют на шее русского народа, полу-чая огромные дотации из федерального бюджета. Экономика развитого социализма оправдывала этот грабеж стыдливо-туманным тезисом о «выравнивании темпов раз-вития регионов». Фиговый лист для экономического вампиризма под эгидой капита-листической справедливости, кажется, еще не изобрели.
Аналогичные тенденции мнимой евразийской уравниловки можно легко проследить также в системе высшего и специального образования.
В хваленой евразийской империи СССР это был триумф Азиопы. Русские прочно за-нимали последнее место по числу дипломированных специалистов на тысячу чело-век в «семье братских народов». Все мы помним, как откровенно дикие люди приез-жали с окраины по целевому назначению компартии получать элитарное образова-ние, а одаренные русские молодые люди и девушки не имели такой возможности, ибо евразийская политика этнической уравниловки являлась самой настоящей дис-криминацией для народа, создавшего нашу страну.
Наконец, грандиозный вампиризм заключался в паразитировании на русской культу-ре и русском языке. Всех любителей национальной автономии за русский счет нужно заставить пользоваться национальными языками и раз и навсегда запретить исполь-зование русского языка. Все вопросы государственной экономики, культуры, совре-менной хозяйственной жизни, а также каждодневной информации они должны ре-шать на национальных языках. И нас не касается, имеются ли термины, синтаксиче-ские конструкции и мыслительные категории соответствующего уровня в этих евра-зийских языках. Русский язык объявляется исключительной собственностью народа, его создавшего, а остальные народы должны платить за пользование им. И пусть переводят на свои языки Хайдеггера и Ницше, Пруста и Уайльда. Но только все, ис-ключений не будет.
Евразийская концепция похожа на путешествие по кругам дантова ада, где на каж-дом уровне происходит осознанный, рассчитанный вампиризм, где одни с невинным видом и неприметно обирают других, прикрывая свой хищный умысел сладкоречи-вым и высокопарным витийством о духовности, братстве, священном и вечном. Для всех пропагандистов евразийской концепции мы приведем лишь одно высказывание основоположника научного сионизма Теодора Герцеля: «Ничто так не расшатывает общественные устои, как милостыня». Уж основатель Израиля знал, что говорил. Милостыня разлагает как дающих, так и берущих ее, ибо и те и другие включаются в игру по передаче социально-психической деструктивности. Всякая ценность труда, его качества, эффективности, профессионализма – вся огромнейшая пирамида тон-чайших общественных отношений, создаваемая поколениями людей, способна рух-нуть в одночасье, если кто-то кого-то всего лишь разжалобит и если жалость после этого превратится в эпидемию. Все свойства человеческого духа опустятся раз и на-всегда на уровень нищенской шляпы, и та сделается универсальным мерилом духов-ных ценностей.
Качество концепции и ее назначение всегда тесно связаны с качеством ее носите-лей. Присмотритесь внимательнее, и Вам все станет ясно. Л. Н. Гумилев, к примеру, никогда не скрывал, что создал свою концепцию в сталинских лагерях. Его теория пассионарности – это изнаночная сторона расовой теории Третьего Рейха, ибо он умудрился аккуратно собрать все отбросы этнопсихологии, преданные анафеме не-мецкими антропологами, и смастерить из них свое ужасное этноублюдочное и ква-зиисторическое детище – Азиопу. Заключенные часто от безделья из случайных предметов создают весьма искусные и хитрые кустарные изделия. Эта теория не ис-ключение. Помимо тюремной мудрости «кто – кого», она несет на себе также и яв-ные следы великотюркского шовинизма. Русские, а также иные народы ЕВРОПЫ, выглядят в ней глупыми нерадивыми варварами, не способными к самоорганизации, и только степной гений великого Турана, нехотя вторгаясь в эти нескончаемые скло-ки, приводит их к долгожданному покою и равновесию в законченных государствен-ных формах. Описывая империю турок-османов, Л. Н. Гумилев с головой выдает свой генный штамп тюркофила. Крах этого противоестественного рабовладельческого государства вызывает его неподдельное сострадание. Как было хорошо и культурно, умиляясь говорит он, когда молодой турецкий аристократ обращался к матери по-польски, а к бабушке по-итальянски. При этом кормчий мировой пассионарности из евразийской скромности забывает сказать, что и мать, и бабушка этого молодого турецкого вельможи были просто белыми рабынями, купленными на невольничьем базаре для укрепления и облагораживания разбойничьей крови. Г. П. Климов гени-ально окрестил этот прием паразитирования низших рас на высших «генным воров-ством». Патологическое неприятие всего европейского, открытое прославление тюркского и монгольского миров далее затейливо увенчивается у Гумилева помпез-ным гимном в честь православия. Естественно, ведь пассивная религиозная доктри-на, призывающая к непротивлению, весьма полезна кочевой идеологии.
В своем ниспровержении древних нордических ценностей Гумилев договаривается даже до того, что на Руси волхвы впервые появились в 1066 году как реакция на крещение. Его вопиющая безграмотность питает больное лагерное сознание, ибо в древней языческой религии славян он всюду видит кровавые жертвоприношения. И кто это говорит? Открытый апологет невольничьих базаров, где похотливый узкогла-зый бай выбирает себе рабынь для удовлетворения низменных похотей, где малень-ких мальчиков обрезают для продажи в наемники или оскопляют для надзирания за гаремами, в которых женщины белой расы всегда ценились дороже? Показательно, что из всех древних варварских народов он посвятил целую книгу именно гуннам, ибо они единственные были тюрками. Все остальные варвары, вторгавшиеся в пре-делы культурной античной Европы, были белыми европеоидами.
Евразийская, или точнее азиопская концепция Л. Н. Гумилева – это тюрко-тюремное наваждение, противное всему Белому миру. Современный телерепортер А. Г. Невзо-ров в одной из передач, посвященной его творчеству, выболтал, что первые издания Л. Н. Гумилева были санкционированы Политбюро ЦК КПСС. Создатели коммунисти-ческой неволи быстро увидели в бывшем заключенном своего идеологического со-юзника. Принцип милостыни выступил здесь во всей своей полноте, и игроки в евра-зийство тотчас признали друг друга. Интернационал-коммунисты, ненавидящие все русское, быстро подали милостыню тюркофилу со сходными взглядами.
В среде евразийцев национальный русский святой Сергий Радонежский пользуется особой популярностью, русские малограмотные патриоты вторят им весьма истово. Никто, правда, почему-то не вспоминает его напутственных слов Дмитрию Донскому накануне битвы с Мамаем. Вот что сказал этот канонизированный «идеолог собира-ния русских земель»:
«Твой долг требует, чтобы ты защищал свой народ. Будь готов пожертвовать своей душой и пролить свою кровь. Но прежде предстань перед ханом Мамаем как его вас-сал и попытайся остановить его своей кротостью, растолковав ему истину. Святое Писание учит нас, что если наши враги требуют от нас нашей славы, если желают наше золото или наше серебро, мы можем им это уступить. Мы отдадим свою жизнь и прольем свою кровь только за веру и во имя Христа. Послушай, князь, отдай им свою славу и богатство и Бог не позволит тебе потерпеть поражение. Он тебя возвысит, увидев твое смирение, и Он обуздает их неукротимую гордыню...»
Остается только порадоваться, что Дмитрий Донской не оказался истым евразийцем, так же как не выказал себя и смиренным православным, чего добивались от него Гумилевы древних времен.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments