Алина Витухновская (blackicon) wrote in libertower,
Алина Витухновская
blackicon
libertower

Интервью Бориса Березовского А. Витухновской для газеты «КоммерсантЪ» (ноябре 2002 г.).

 

 

С момента беседы ситуация в стране практически не изменилась, несмотря на так называемую медведевскую «оттепель». Лаборатория «Либертауэр» согласна с утверждением Владимира Буковского о том, что тандем Медведев-Путин – это игра в доброго и злого следователей. То, что мы сейчас наблюдаем, - это игра в дурака крапленой колодой карт.

Путин становится нормальным тираном
Беседа Алины ВИТУХНОВСКОЙ с Борисом БЕРЕЗОВСКИМ

Существует ли связь между теми действиями, которые предпринимает в отношении Вас власть, и Вашими политическими инициативами?

Я могу установить прямую связь между тем, что я объявил о помощи Закаеву, который был задержан в Дании, и ордером на мой арест. Я сказал, что приветствую, что Фонд гражданских свобод решил выделить средства на качественную защиту Закаева. И через три дня появляется сообщение Генпрокуратуры, что они выдают ордер на мой арест. Я в Лондоне, никто сюда не обращался с требованием меня экстрадировать. Поэтому я считаю, что это очередная потуга Генпрокуратуры найти хоть что-то, что может меня скомпрометировать. Они этим занимаются год, и это четвертое уголовное дело, кажется. Понятно, что с нулевым результатом.

 

Какова Ваша оценка ситуации вокруг «Норд-оста»?

У меня изначально совершенно точно не было впечатления, что это инспирировано Кремлем, в отличие от 1999 года, где у меня полная уверенность и факты, доказывающие причастность ФСБ к взрывам жилых домов в Москве. Но по «Норд-осту» у меня по ходу возникло много вопросов, на которые у меня нет ответа. Самых главных вопросов три.

Первое. Я не понимаю, зачем надо было убивать спящих террористов, ведь они могли бы помочь понять, кто финансирует бандитов, кто еще может прийти в Москву или в другие города России. Убивать их — это абсолютный идиотизм. И всякие оправдания, что они могут нажать на кнопки... У них было достаточно времени, чтобы нажать. Спящие террористы были убиты, отрезаны концы к поиску того, кто на самом деле заказчик.

Второе. Я не понимаю, почему в течение многих минут шел газ. Ведь все заложники говорили, что они чувствовали газ несколько минут. Почему террористы не отважились нажать на кнопку, взорвать себя и людей? Это еще раз свидетельство того, что по-видимому, у них не было взрывчатки, было что-то такое, что было спланировано заранее и не должно было взорваться.

И третье. Я не понимаю эту тайну вокруг газа. Неужели эта тайна стоила того, чтобы ее скрывать и допустить массовую гибель людей? И еще один важный вопрос. Я не понимаю, почему власть до сих пор скрывает истинное число погибших людей. Это демонстрация злого умысла власти.

Поправки к закону о СМИ готовились давно, но оказались неожиданными. Их отклонил президент, и теперь СМИ готовы к самоцензуре. А ведь было известно, что террористы смотрят телевизор и видят, что происходит, всем журналистам до самого последнего момента давали право освещать ситуацию. И в том числе показывать террористам, когда и что будет готовиться со стороны наших спецслужб. И после этого было закрытие сайта радиостанции «Эхо Москвы», еще какое-то давление, потом проблемы с «Версией», с НТВ...

Все это звенья одной цепи, действия власти, которая решила построить в стране реально тоталитарное государство, и в этом случае действия власти абсолютно логичны. Сначала вертикаль власти, потом вертикаль СМИ, потом вертикаль в сфере экономики. Все это мы уже проходили. Чем все это заканчивается? Это обязательно заканчивается концлагерями, потому что наполовину тоталитарной России быть невозможно. Заканчивается преступлениями власти.
На Западе Путина многие называют государственным террористом. Местные СМИ недоумевают: почему перед Путиным в Европе расстилают ковровые дорожки? Когда были приняты поправки к закону о СМИ, ограничивающие права журналистов, Фонд гражданских свобод объявил, что все журналисты, которые пострадают в результате этого, будут обеспечены квалифицированной адвокатской, юридической помощью. Это и есть мой ответ власти на попытку зажать рот, а по существу задушить последние остатки независимых от государства СМИ.

Ваш диалог с господином Прохановым — единственное неожиданное политическое событие, которое произошло за последние пару лет, потому что все остальное было слишком предсказуемо. Но хотелось бы знать, что за этим последует. Собираетесь ли вы создавать какую-то новую партию? Будут ли там участвовать господа Алкснис, Проханов и будет ли это касаться КПРФ?

Я только что закончил статью, которую хочу сдать в печать. Она так и будет называться: «О задачах и конфигурации оппозиции на парламентских выборах 2003 года». Я обосновываю необходимость объединения левых и правых патриотических сил, так называемых патриотов государственных и патриотов-либералов. Более того, я указываю, что сегодня КПРФ является единственной реальной оппозиционной силой в России. Хотим мы этого или не хотим, но это факт. И дальше я пытаюсь показать, что объективно выгодно расширить рамки КПРФ на парламентских выборах. Я называю это «КПРФ плюс».

Есть две задачи, которые стоят перед оппозицией на выборах в парламент 2003 года. Минимум — недопущение в Думе конституционного большинства Кремля, то есть получение более 150 мест. И задача-максимум — это получение оппозицией простого большинства, то есть завоевание в Думе около 226 мандатов. Коммунисты одни гарантировано этого результата получить не смогут. А если они его не получают, то они исчезают с политической арены России как политическая сила. Либералы тем более не могут самостоятельно решить эту задачу. Поэтому некоторая конфигурация из коммунистов и либералов на этих парламентских выборах неизбежна, если задача ставится реальная, практическая — добиться создания в России оппозиции.

Но патриоты не могли найти между собой общего языка на протяжении 10 лет. Смогут ли найти общий язык с либералами?

Вы помните, такой вождь в России был, В.И. Ленин. Все, что касается его размышлений о том, какая должна быть власть в России, его действий я, конечно, отрицаю, считаю, что он принес колоссальный вред России. А вот что касается его умения тонко чувствовать конкретную политическую ситуацию и делать правильные выводы в политической борьбе — это совершенно точно. В. И. Ленин в свое время написал: «Для того, чтобы объединиться, мы должны решительно размежеваться». Что-то в этом роде. Так вот я тоже считаю, что коммунисты внутри себя должны осознать, что они давно не одинаковы, есть те, кто готов обслуживать Кремль, например, господин Селезнев, и есть другие коммунисты, которые являются реальной оппозицией. Их лидером сегодня является Зюганов.

А с другой стороны есть либералы, которые готовы тоже обслуживать Кремль, и в этом смысле они совпадают с Селезневым. И есть те, кто готов стать реальной оппозицией. Это та часть, которая будет выделена после раскола, который произошел в «Либеральной России». Я с этими людьми общаюсь ежедневно и понимаю, что есть те здоровые силы в либеральной части общества, которые в состоянии открыто, не боясь, выступать против существующей власти и ради этого пойти на самые невообразимые союзы. Я привык приводить конкретные примеры.

Почему вы считаете невозможным союз коммунистов с либералами, например, по вопросу об изменении конституции? Я считаю, что здесь вполне может быть достигнут консенсус. В то же время понятно, что совершенно невозможно договориться о частной собственности на землю. Либералы будут отстаивать позицию необходимости введения оборота земель, в том числе сельскохозяйственных, а коммунисты будут против этого возражать. Ну и что? Значит, пока будем решать вместе задачи, которые кардинально важны для будущего России.

Должна ли быть создана некая антипутинская коалиция, где частные вопросы отойдут на второй план?

Я считаю, что Путин дискредитирует Россию. Но он обладает всеми рычагами власти, почти всеми. С этим нельзя не считаться. Поэтому я против того, чтобы говорить об антипутинской коалиции, но я за то, чтобы говорить об оппозиции, реальной, даже радикально противостоящей существующей власти. Против Путина сложно выстраивать конструкцию, потому что он ничего внятного не сформулировал. И можно говорить об «анти», если понятно, с чем ты борешься. А у него ни одной идеи кроме «мочить в сортире» и обрезания, и еще дубина, и он просто ничего больше и не придумал.

Понимает ли Путин, что в нем нет свойств тирана, нет свойств властителя? Может быть, он проверяет общество, пытаясь бороться с персонажами маргинальными или неудобоваримыми именно для среднего класса? Отсюда борьба «Идущих вместе» с Сорокиным, процесс против Лимонова...

Я бы так далеко и одновременно так поверхностно не пытался бы анализировать Путина. Ну, например, я считаю, что у него эти диктаторские комплексы и диктаторские инстинкты компенсируют, как это происходило много раз в истории, его слабость и его серость. Поэтому я бы так не говорил, что Путин не тиран. Путин становится нормальным тираном в классическом понимании этого слова. И это как раз компенсация глубоких внутренних комплексов, как мне кажется. Хотя я не хотел бы заниматься психоанализом внутренне мне глубоко неинтересного человека.

Ноябрь 2002

 

 


Subscribe

  • ЛЕОНИД ВОЛКОВ КАК ИУДА ИЛИ МЫШЕЛОВКА ДЛЯ НАВАЛЬНОГО

    За стремительно развивающимися событиями мы упустили одну очень важную новость. А именно: 8 февраля 2021 г., ровно через 2 дня после «скандальной»…

  • ЧЕРЕЗ МОСТ

    Вопреки многим скептическим умозаключениям, шанс для «Русского Майдана» всё же существует. Однако прежде чем изложить в чём он состоит, необходимо…

  • ОВЛАДЕТЬ МОЛЧАНИЕМ МАСС

    Большое количество лайков под постом, о том что труд и отношения — медленные убийцы, говорит о том, насколько люди истосковались по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments