Алина Витухновская (blackicon) wrote in libertower,
Алина Витухновская
blackicon
libertower

Categories:

Рассказ и просьба для Лейлы Соколовой

Оригинал взят у yarkevichв Рассказ и просьба для Лейлы Соколовой
Дорогая Лейла Соколова, обращаюсь к Вам как к психологу. Помогите мне! Прочтите этот мой рассказ "Глаз блюз" и объясните мне - есть в нем что-то фалосообразное или нет? Потому что сам я не знаю. Иногда мне кажется, что есть. Что-то такое фалоссообразное. А потом, что нет - ничего такого фалоссообразного и нет. А потом снова, что фалоссообразное есть. Вот так я и разрываюсь. И поэтому вся надежда, дорогая Лейла Соколова, только на Вас . С уважением, Игорь Яркевич


ГЛАЗ БЛЮЗ


Глаз, мама. Глаз - как алмаз, мама. В нем так же хорошо отражается Россия, мама, как она отражается в алмазе. Глаз - как СкперМАЗ, мама. Он так же танет на себе тонны русскогго груза, как его тянет СкперМАЗ. Глаз - как газ, мама. Он так много значит для России, как значит, мама, для нее газ. Глаз, мама, как пидарас. Он такой же активный, как, мама, пидарас. Глаз,- Солженицын, мама. Он так же знает, чего он хочет, как знал, чего он хотел, мама, Солженицын, Глаз - ирис, мама. Он такой же, мама, нежный, как ирис. Большлй выразительный нежный мама, русско-еврейско-монгольский, мама, глаз Мама, у нас никак нельзя без монгол. Беез русских, мама, можно. Можно, мама, и без евреев. А вот без монгол, никак, мама! Даже, мама, в средней полосе. И в глазах, мама. И в русской, мама, литературе. Там все лучшее, что от нее, мама, осталось не от русских. И даже не от евреев, мама, как думают многие. Тоже, мама, от монгол. Они пришли сюда раньше, мкма, всех. Они здесь сделали, мама, больше всех Поэтому их наследие будет ощущаться всегда даже там, где, их мама, давно нет. То есть в средней, мама, полосе и в глазах. И в русской, мама, литературе. Раньше глаз не так хорошо, мама, видел. Но ему сделали операцию, мама. И он, мама. стал хорошо видеть. Видеть Россию, мама. Видеть русскую литературу, мама. Видеть русско-грузинскую ситуацию, мама. Глаз - орел, мама. Глаз - беспилотный самолет-разведчик, мама. Летает, мама, бес пилота над Россией, над руской литературой и русско-грузинской ситуацией, и все мама, видит. Где там у них, мама, что. И на хуй ему, мама, не нужен никакой пилот. Но это, мама, глаз правый. А левый, мама, нет. Не алмаз, мама. Не СуперМАЗ, мама. И не газ, мама. И даже не пидарас, мама. Не Солженгицын, мама. Не ирис, мама, и не орел. И не все, мама, осталное, что можно сказать про правый глаз. Он – совсем другой, мама. Глаз - сволочь, мама! И бестолочь. мама. Он такая же сволочь,


мама, как и любая другая, мама, сволочь. И такая же, мама, бестолочь Такая же, мама, как Грзуия. Грузия думала, что, мама. уже все. Что Грузия уже, мама, в НАТО. Хуй, мама. Хуй ей, мама. а не НАТО! Мама, а мы? А как же, мама, если Грузия будет в НАТО?! Как, мама?! Мама, как?! И тогда Натаща, мама, крепко ему въебала. Глазу, мама. Мама, и мне. То есть в глаз, мама, мне. Я сам, мама, виноват. Я стал, мама, выяснять отношения, когда, мама, лучше было не выяснять. После литра, мама. Не из-за Грузии, мама. Но из-за Грузии, мама, тоже. И глаз виноват, мама. Глаз смотрел на Наташу с иронией, мама. Вот она, мама, и въеьала. Но не тому глазу, который бестолочь и сволочь, а как раз тому, который алмаз, ирис и беспилоный самолет. Ему – мне - нам, мама. Поэтому глаз, мама, заплыл. И теперь, мама, видмт все не так. Через заплыв, мама. И Россию, и русскую, мама, литкратуру, и русско-грузиннскую ситуацию. Грузины, мама. виноваты, сами. Они хотели уйти из русского говна раньше, чем Россия. А ранше, чем Россия, мама, из русского говна хуй кто, мама, уйдет. А Россия, мама, никогда не уйдет из русского говна. И никто, мама, не уйдет. Русский детерминизм, мама. Имперский этикет, мама. Грузия, мама, про него забыла. Пришлось ей об этом, мама, напомнить. Пришлось, мама, и Наташе. Вот как раз тогда, Наташа крепко въебала, мама, мне в глаз. Мама, у нее тоже проблема. Но не с глазом, мама. С глазом, мама, все в порядке. Когда, если ты помнишь, мама, Наташа въебалда мне в глоаз, то я сдержался и ей в глаз не въебал. Проблема со мной, мама. Она, мама, филолог. Она пишет про позднего, мама, Галича. Книгу, мама. И не любит, мама, современную литературу. Она, мама, считает, что в современной литературе нет литературы. Что там есть только пиар, формат, тираж и Господняя, мама, срань. Она не видит разницы между мной и Акуниным, мама. Что мы оба - Господняя, мама, срань . Но что я, мама, все-таки меньше Господняя срань чем Акунин. Хотя все равно, мама, Господняя срань. Ну что же, мама. И на том, мама, спасибо. Мне это обидно, мама. Ну, не то чтобы, мама, обидно, но все-таки, мама, обидно. Ведь я – современый русксий писатель, мама! И мне, естественно, будет обидно, когда мне говорят, что я – Господняя срань. Наташа говорит, что поздний Галич, мама, лучше. Хотя тоже Господняя срань, мама, как я или Акунин. Но все равно, мама, лучше. Но все равно, мама, она мне въебала в глаз. Мама, русский детерминизм!. Если даже лучше, мама. В глаз в любом случае, мама, въебут. Даже, мама, если сами того не хотят. Она еще там кому-то, мама, въебала на гламконлй тусовке. Каежется Ксениии Собчак, мама. Или еще какой-то, мама, гламурной пизде. Меня обычно не приглашают на гламкуные тусовки. Я для них не вышел рожей, мама., А Наташа, мама, для них не вышла жопой. Но на эту тусовку, мама, пригласили. Чтото свящанное с виски. «Teachrrs», мама. Я там, мама, отвлекся. Я стал пробовать виски «Teachrrs», мама. Мама, полное говно. Но плпоробовать, мама, все равно было надо. А Наташа, мама, пока отошла. В туалет, мама. Мама, там ее какая-то глламурная пизда задела плечом. Но обвинила во всем, мама, Наташу. Что это Наташа, значит, мама, мол, задела ее, гламурную пизду, плечом. Мама, и тогда Наташа въебала ей как мне. Точно, мама, так же. В глаз, мама. Откуда у русских такая жестокость мама?! Или на них так действуеь финансовый, мама, кризис? Если что не так, - сразу, мама, в глаз! Поэтому Наташа еще раз въбала, мама, мне в глаз. В тот день, когда Медведев, мама, увеличил президентский срок. Мама, но не из=за этотго. Не надо, мама, все проблемы валить на бюрократию. Так случайно получилось, мама. Мама, так просто совпало. Если бы Медведев, мама, не увеличил президентский срок, Наташа все равно мне бы въебала. За еду, мама. За то, что, мама, я сстал много есть. Как свинья мама. Как, мама, хуй знает кто. Булемия, мама. Анорексия, мама. Булерексия, мама. Мама, это когда обязательно надо что-то съесть. Даже, мама, когда сыт. Мама, а когда не сыт, - тем более. Сколько вокруг всякой интересной еды, мама! Есть, мама, не переесть. Много. мама, всякой интересной закуски к пиву. Соленая рыбка, мама. Янтарная с перцем, мама. Головастик в кунжуте, мама. Кольца кальмара, мама. Сушеная камбала, мама. Мама, а чипсы?! А копченый сыр, мама!? Мама, а плвленый сыр?! Мама, а пицца!? А шаурма, блядь, мама?! А беляш, мама, и ватрушка с творогом!? Как же можно мимо вснего этого пройти, мама! Мама, извини, у меня было голодное совесткое детство. У меня было хорошее советское детство, мама. Мама, но там не хватало нюансов. Всей этой еды, мама. Она появилась на русских прилавках уже после моего советского детства, мама. Там, в моем советском детстве, вполне хватало нюансов, мама. Дело не в нюансах, мама. Мама, хуй с ними. Дело в русском, мама, детерминизме. Ну, и еще, мама, в русском имперском этикиеие. Есть разные способы ухода, мама, от них. Алкоголь, мама. И наркотики, мама. И онанизм, мама, и минет. Еще тай-чи, мама. И, мама, гламур. И гомосексуализм, мама, и Куршавель. И феншуй, мама. И въебать, мама, в глаз. Ну, и конечно булерексия, мама. Мама, от них – русского говна, русского детерминизма, русской литературы и имперского этикета – мама, все равно не убежать. Мама, бесполезно. Догонят, мама. Но на какое-то время можно, мама, убежать. Хотя бы, мама, в булерексию. Но Наташа не выдержала, что я постоянно, мама, ем. И въебала, мама, в глаз. Раньше, чем все они - русское говно, мама, русский детерминизм, русская литература и имперский этикет - меня догнали. И я вернулсяч, мама! Из булерексии, мама. Снова к людям, мама Сколько раньше, мама, ем - столько и ем. До пизды, мама, мне теперь все эти нюансы, которых не хватало в моем советском детстве. Хожу мимо них, как ни в чем, мама, не бывало. Но Наташу, мама, я все равно раздражаю. Из-за Бахминой, мама. Что я мало, мама, делаю для ее освободления. Что я должен больше делать для ее, мама, освобождения.Это, мама, пизда из ЮКОСа. Она села, мама, в тюрьму. Вместе, мама, с ЮКОСом. Она там забеременела, мама. Но ее, мама, Медведев не выпускает. Мма, почему ее не выпускает Медведев?! Зачем она Медведеву, мама?! Медведву что одной беременной пиздой больше, что, мама, одной меньше. Но Медведев, мама, не выпускает. И Наташу это раздражает, мама. Наташа говорит, что она сама скоро сядет, мама, в тюрьму. Из-за позднего Галича, мама. И еще, мама, из-за меня. И тогда я ничего не буду делать, для ее, мама, свобождения. Буду, мама, только снова постоянно есть. А она будет сидеть в тюрьме и, мама, страдать. А я, мама, есть. Мама, тогда Наташа заплакала. И снова, мама, въебала мне в глаз. Все как всегда, мама. Из-за меня она тоже въебала мне, мама, в глаз. Но позже, мама. Она за меня стала бояться, мама. Что, мама, не ее посалят. Мама, что меня посалят. Что «Идущие вместе» сведут со мной счеты, мама. Мама, «Идущие вместе» хотели подать на мена в суд. За порнографию, мама. Они считали меня, мама, порнографическим писателем. Но не подали, мама. Ты, мама. не волнуйся. Все обошлось, мама. Они подали в суд на Сорокина и Баяна, мама, Ширянова. Хотя, мама, собирались и Якименко поливал меня в статьях. Мама, теперь «Идущие вместе» стали «Наши». Один, мама, хуй. И теперь подадут, мама. Вполне, мама, могут подать. За порнографию, мама. И еще, мама, за что-нибудь. Теперь, мама, в разгар финансового кризиса и нового президенского срока самое время. И меня посадят, мама. Этого и боится, мама, Наташа. Что «Наши» сведут со мной счеты. Что я, мама, сяду. Что она станет постоянно есть, мама. У нее будет, мама, булерексия. На нервной, мама, почве. Оттого, что она ничем не сможет мне помочь. Мама, Наташа снова заплакала. И снова, мама, разумеется, въебала мне в глаз. И за новый увеличенный президентский срок въебала, мама, тоже. Сначала, мама, она приняла его спокойно. Но потом, мама, нет. Потом, мама, неспокойно. Потом ей полезли в голову разные, мама, нехорошие мысли. Что демкератии в России пизде, мамац. Что Россия, мама, никогда не выберется из руского говна. И Наташа снова, мама, заплакала. И снова, мама, въебала мне в глаз. Ничего нового, мама. А потом мы еще смотрели триллер, мама. По Стивену, мама, Кингу. Мама, там какой-то распиздяй попал в заколдоваанное пространтсво. В полное говно, мама. Как Россия, мама. И как оттуда выбраться, мама, не знает. Тоже как Россия, мама. Мама, Наташе стало страшно Она заплакала, мама. Но в глаз она мне, мама, не въебала. ЕЙ было страшно, но не настолько, мама. Но потом, мама, все равно въебала. Когда распиздяй, мама, стал выбираться из заколдованного прстранства. Мама, правда еще не выбрался. Но уже было ясно, что все-таки выберется. Но Наташе, мама, все рабно было страшно. Вот как раз тогда она, мама, и въебала. Вот как раз, мама, тогда. И Барак, мама, Обама. Наташа не расист, мама. Как ты, мама, могла так подумать? Но все равно ей было не по себе, что выбрали, мама, мулата. У белой расы, мама, свои предрассудки. Даже когда уже нет никаких предрассудков, мама. И нет, мама, белой расы. И тогда она тоже, мама, веъбала мне в глаз. Что поделать, мама? С Наташей вечно, мама, что-то случается. То у нее зависнет, мама, компьютер. То у нее, мама, не заряжен мобильник. То, мама, она начнет думать о России. То у нее задержка, мама, менструации. И тогда она очень переживает, мама. Нервничает, мама. Мама, тогда я ее раздражаю. И пока она, мама, не въебет в глаз, - не успокоится. Всегда одно и то же, мама. Я все, мама, понимаю. Все, мама, очень серьезно. Финансовый кризис, мама. Русский, мама, детерминизм. Новый увеличенный президентский срок, мама. Триллер по Стиену, мама, Кингу И как тут можно не въебать, мама, в глаз? Никак, мама. Но только, мама, жалко глаз. Такой интересный, мама, русско-еврейско-монгольский глаз Такой глаз, мама, не часто встретишь. С ним все-таки так не надо, мама.

Subscribe

  • КОВИДНИКИ

    Удивительно, что в разгар пандемии, стремясь "взять от жизни все" перед локдауном, некоторые деятели культуры принялись зазывать своих легкомысленных…

  • РОССИЯ: ВСЕ ВКЛЮЧЕНО

    Самый важный страх в России — это страх будущего. Поэтому в 2021-ом году — у вас небольшой выбор — барды, русский рок, бессмысленный и беспощадный,…

  • ЧЕРВЯЧНОЕ РАБСТВО СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРНОЙ ОБСЛУГИ

    Советская эстрада, как и советский "рок" — эти унылые заложники жанра, апологеты бездарной пошлости, с одной стороны приперты к стенке КОВИДом, а с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments