Алина Витухновская (blackicon) wrote in libertower,
Алина Витухновская
blackicon
libertower

55-я годовщина Венгерской революции

Оригинал взят у radeprut9в завтра - 55-я годовщина Венгерской революции
В 1953 году умер Сталин и все надеялись на ослабление гнета. Недовольство и требование реформ было очень сильно и в других частях Восточной Европы, например, в Восточной Германии. Фактически, венгерские рабочие уже выступали против сталинского режима, организуя забастовки в на металлургических заводах Матиас Рокоши, расположенных в индустриальном пригороде Будапешта на острове Чепель, а также в Озде и Диосжиоре в Восточной Венгрии. Они выступали против низкой заработной платы, снижения расценок и нехватки продовольствия. Забастовка на Чепеле длилась 48 часов и рабочие смогли добиться увеличение заработка, что вызвало беспокойство режима. Вскоре Имре Надь стал премьер-министром и выдвинул идею «Нового курса». Он объявил амнистию всем политзаключенным, закрыл лагеря для интернированных, призвал к увеличению производства потребительских товаров и ослаблению цензуры на радио и в прессе. В «Новом курсе» не было ничего революционного, он просто отражал назревающее массовое недовольство и стремление части бюрократии погасить его путем уступок. Это, однако, не смогло остановить народ, вздохнувший наконец более свободно и горячо желавший большей демократии. Первые критические статьи были напечатаны в партийной газете «Szabad Nep». Как это часто бывает: «во время бури сначала начинают качаться верхушки деревьев». Интеллигенция Венгрии всегда имела традиции свободомыслия и нынешний период не стал исключением. Однако, очень скоро взгляды Москвы на демократизацию резко изменились и кремлевская бюрократия сделала все, чтобы иметь возможность прямо влиять на происходящее. Имре Надь был устранен со всех постов и «Новый курс» был свернут. Заодно был распущен Союз Писателей (его президиум выступил против цензуры). Явным толчком к открытому выражению недовольства, по крайней мере, среди интеллигенции и большого числа реформистов внутри партии, стали известия с XX Съезда КПСС, во время которого Хрущев прочитал свой «секретный доклад», осуждающий преступления Сталина. Это произошло в феврале 1956 года и сопровождалось бурными политическими дебатами. Кружок Петрофи начал организовывать общественные дебаты, сначала о решениях XX Съезда, а потом и по другим темам: о свободе печати, экономике, философии, истории и образовании. В школах и университетах только и говорили, что о политике.




Недовольство
Высокая степень недовольства также выражалась в открытой ненависти к партийным бюрократам и их холуям. Люди плевали в их автомобили, грозили им кулаками. В газетах стали появляться все более и более смелые статьи. Дора Скарлет, английская коммунистка, жившая и работавшая в Венгрии с 1953 года написала: «Было бы неправильно думать, что партия оставалась единой. Она разбилась на части: крошечное ядро во главе с Эрно Геро (Erno Gero) и массу членов, которые в той или иной степени находились в оппозиции». Марксизм учит нас, что первым условием для революции является наличие раскола в правящем классе. К лету 1956 года положение венгерского режима стало критическим. Реформаторское крыло в партии требовало возвращения Имре Надя, интеллигенция становилась все более смелой, через статьи, поэзию и литературу требуя большей свободы, университеты кипели, в них шли постоянные дебаты. В июне 1956 года рабочий класс снова возвысил свой голос, прибавив его к общему недовольству, когда после зверского подавления выступления рабочих в Познане, в Польше, новая волна забастовок и демонстраций прошла по Венгрии, в знак солидарности с польскими рабочими. Наконец, в июле был смещен ненавидимый многими Матиас Ракоши (Matyas Rakosi), но в общем партия не желала ничего делать, чтобы удовлетворить требования недовольных. 6 октября 1956 года массы окончательно поняли, что их сила в их единстве. В этот день предполагалось произвести перезахоронение Ласло Ражка (Laszlo Rajk), одного из жертв чисток 40-х годов. Партийное руководство после долгих колебаний согласилось на это перезахоронение. Сперва они пытались сделать это тихо, в тайне от народа, но под давлением общественного мнения, согласились на публичные похороны. Однако, никто не мог предположить, что на похороны соберется более 200 000 человек. Вечером группа студентов из 200-300 человек с красным и национальным флагами вышла в центр города распевая революционные песни, они скандировали: «Мы не остановимся на пол пути, сталинизм должен быть уничтожен!» Студенты уже в течении нескольких месяцев, с самого начала сессии, требовали, чтобы к ним в университет прибыла группа членов ЦК и ответила на их вопросы: о советизации венгерской культуры, о присутствии советских войск в стране, о системе снижения норм на заводах и о партийных привилегиях. Десять дней спустя после похорон в провинциальном городке Сегеде студенты местного университета потребовали прекратить обязательное изучение русского языка и призвали к забастовке в поддержку своих требований. Они решили организовать независимую студенческую организацию и послать своих представителей в другие университеты за поддержкой. Наконец 22 октября студенты Будапештского Технологического Университета, который весь предыдущий день и ночь вырабатывали знаменитые 16 требований, призвали всех на демонстрацию солидарности с польскими рабочими, также они хотели выдвинуть свои требования. День начался сумбурно. Все собрались в условленном месте, но никакого конкретного плана не было, к тому же никто из политических деятелей, интеллектуалов и даже студенческих лидеров не пришел на демонстрацию. Боязнь надвигающихся событий гирями висела на них, они понимали, что если массы поднимутся, то будет крайне трудно остановить их.

Демонстрация
Демонстрация была мирной, студенты шли с плакатами на которых были написаны их требования. В течении дня к студентам присоединялись все новые массы людей, кто из любопытства, другие из солидарности с их требованиями. Сначала они требовали вывода Советских войск, свободных и независимых организаций студентов. Они требовали перемен в венгерской экономики, оглашения всех международных договоров, уменьшения норм и увеличения расценок, освобождения политзаключенных, многопартийности и свободных выборов. Позже, после окончания утренней смены, к ним присоединились промышленные рабочие, увеличив численность и изменив социальный состав демонстрации. Речь Первого Секретаря Коммунистической партии Эрно Геро, переданная по радио, взорвала ситуацию и изменила настроение собравшихся. В своей речи он осудил демонстрантов как «врагов народа» и заявил, что никто не будет рассматривать их требования, угрожая применить силу, если они немедленно не разойдутся. К этому времени демонстрация разбилась на несколько меньших демонстраций. Одна из них пришла к зданию Парламента, просить Имре Надя возглавить их, в тоже время как другая группа пошла к зданию Венгерского радио, требуя времени в эфире, чтобы огласить свои требования. Именно здесь произошло первое столкновение, восставшие захватили радио, но потеряли много народу во время штурма. Под давлением улицы правящая бюрократия попыталась маневрировать, сначала пойдя на уступки, Имре Надю было предложено кресло премьер-министра, они пообещали расформировать AVH (Венгерский эквивалент КГБ), начать переговоры о выводе Советской армии и переименовать партию. Казалось, что массы были готовы удовлетвориться этим, но революция по инерции пошла дальше. Множество групп, участвующих в предыдущих событиях и пытавшихся в течение длительного времени преобразовать систему, увидели вдруг, что на фоне массового движения это стало возможно. Движение, которое начиналось с простых, иногда даже патриотических, требований, через борьбу, споры и организацию вышло на более высокую стадию. Это движение стало не только движением самозащиты, но и вооруженным восстанием за установления нового общества.

Танки на улицах
Когда прибыли советские танки, посланные подавить восстание, то они столкнулись с хорошо организованными народными массами, которые сражались с удивительной храбростью и не собирались сдаваться. Повсюду началось братание между восставшими рабочими и советскими солдатами, которым хотя и лгали, что в Будапеште произошло фашистское восстание, но многие из солдат были расквартированы в Венгрии давно и достаточно понимали по-венгерски, чтобы понять, что здесь происходит. Одним из самых трагичных эпизодов революции стала бойня у стен Парламента 25 октября. Есть разные мнения на счет того, как именно развивались события, но наиболее правдоподобная версия сводится к тому, что спецслужбы пытались путем провокации остановить братания солдат с рабочими. Пулеметы, размещенные на крыше Парламента, начали стрелять именно в тот момент, когда два советских танка с развевающимися над ними венгерскими флагами и борцами за свободу на броне появились на площади. Очень скоро появились несколько очагов сопротивления в стратегических точках города. Больше всего их было в рабочих районах, на главных перекрестках дорог, основную массу бойцов составляли рабочие, включая наиболее деклассированные элементы, многих из них сталинисткий режимом считал преступниками. В основном это была молодежь, и когда одного из них спросили почему он борется, он ответил: «А почему бы и нет? Я не имею ничего, чего бы я боялся потерять! Вы смогли бы прожить на 600 форинтов в месяц?» Большая часть сопротивляющихся была очень молода, некоторым из них было лишь 10-12 лет. Тем временем была объявлена всеобщая забастовка и на фабриках стали создаваться Рабочие Советы. Пока эти Советы еще были в зачаточном состоянии они создавались, главным образом, для организации сопротивления, но идея, что рабочие сами могут организовать производство и сами решать все вопросы, волнующие пролетариат, уже стали овладевать массами. Борьба продолжалась, и вскоре на сторону революции перешли несколько венгерских воинских частей. Поэтому Красной Армии было необходимо перегруппироваться и заменить войска на новые, не говорящие по-венгерски, и не поверженные брожению, для этого 29 октября было подписано соглашение о выводе советских войск из Будапешта. Всю следующую неделю в городе, повсюду: на фабриках, заводах и театрах царила свобода. Рабочие Советы и Революционные комитеты очень скоро стали единственными органами власти в столице. После окончания боев люди стали брать управление в собственные руки. Все слои общества пытались создавать новый мир: в Венгерской Армии стали создаваться Военные Народные Революционные Комитеты, которые стали частью нового Революционного Национального Комитета Обороны, объединившего вооруженных людей не состоящих в армии. В атмосфере всеобщего энтузиазма интеллигенция, школьники, студенты и домохозяйки, все создавали свои организации. Революция распространялась по городам и деревням, особенно в области с тяжелой и горной промышленностью, где также были созданы Рабочие Советы и Революционные Комитеты, их представители были посланы в Будапешт. Новое правительство под руководством Имре Надя привлекает ряд некоторых некоммунистических политических деятелей, объявляет о выходе из Варшавского договора и приступает к реформам. После переговоров, рабочие согласились вернуться на рабочие места 5 ноября.

Рабочие
Однако, областные рабочие организации уже предупреждали о движении Советских войск к Будапешту и утром 4 ноября начался новый штурм. Также подверглись нападению и другие города. На сей раз была применена новая тактика. Свидетели рассказывают, что солдаты не высовывались из своих машин. Атаке подвергались не только баррикады и бойцы сопротивления, войска намеренно пытались запугать жителей столицы. По главному проспекту медленно двигались танки, стреляя в каждый дом из своих орудий. Эти новые войска состояли из частей набранных в Средней Азии, солдаты полагали, что они подавляют фашистский мятеж. Рабочий класс немедленно поднялся на борьбу. Возобновилась всеобщая забастовка, сопротивление было отлично организованно. Перед лицом превосходящих сил, с минимумом оружия, имея только революционный энтузиазм, рабочие смогли остановить танки. Одной из уловок используемой восставшими стало размещение на дороге перед танком обычной сковороды, танкисты думали, что это мины и посылали вперед солдата проверить, так ли это. Выйдя из танка, он становился уязвимым для стрелкового оружия. Основное сопротивление происходило в рабочих районах: Чепеле, Уйпеште, Келенфорлде, Ангиялфорде, Зугло и нескольких других индустриальных районах, где дольше всего продолжалось сопротивление. Один из восставших — Марк Молнар, который при Ракоши был уволен из армии и стал шахтером, сказал относительно боев в Чепеле: «Установившаяся практика была проста. Каждый человек восемь часов воевал, восемь часов работал на заводе, делая оружие и патроны, и восемь часов отдыхал. С момента своего прибытия, я был распределен в медицинские работники». Организация здесь была гораздо лучше, чем в других местах. В конечном счете, пал даже Чепель и вооруженное сопротивление прекратилось. Де-факто, власть оказалась в руках Красной Армии. Она захватила заводы и фабрики, и поставила у власти марионеточное правительство Яноша Кадара (Janos Kadar), которое было сформировано 4 ноября и попыталось восстановить тоталитарное правление. Однако, всеобщая забастовка все еще продолжалась и рабочие демонстрировали свою силу. Они понимали, что теперь, когда вооруженное сопротивление сломано, их оружием является забастовка.

Зима
Перед угрозой прихода зимы правительство отчаянно пыталось восстановить производство, добыть уголь, произвести электричество, а прежде всего насильно вернуть рабочих на фабрики. Но рабочие отказывались работать. Кроме того, рабочие продолжали настаивать на выполнение своих требований. Они стали собираться сначала на фабриках, где продолжали формировать Советы, объединяя их затем в Районные Революционные Комитеты, которые в свою очередь были объединены в Центральный Совет Рабочих Будапешта. Они не собирались возвращаться на работу пока их требования не будут выполнены. Запугивания и репрессии против рабочих продолжались: их арестовывали, избивали и всячески преследовали. Рабочие в ответ организовали собственные газеты, милицию и проводили собрания, все более и более конспиративно. Советы Рабочих требовали демократии на производстве. Список требований включал в себя:

Фабрики рабочим.
Высшим органом на заводе является демократически избранный Совет Рабочих.
Совет Рабочих выбирает исполнительный комитет, состоящий из3-9 человек, который действует, как исполнительный орган, выполняя решения установленные Советом Рабочих.
Директор нанимается рабочими. Директор и вся администрация должны быть поддержаны Советом Рабочих.
Директор подотчетен Совету Рабочих по всем вопросам, касающимся производства.
Работа этих Советов была предельно демократичной. Все должностные лица и представители могли быть немедленно отозваны, и за время существования советов рабочие часто отзывали секретарей и делегатов. Все понимали, что как только лидеры отрываются от масс и перестают выполнять их волю — они должны быть отозваны. В революционные времена, когда время движется с головокружительной быстротой, лидеры проверяются ежечасно и часто отстают от событий. После своего избрания Президент Будапештского Союза Рабочих Шандор Ракс (Sandor Racz), инструментальщик фабрики Белэнис, несколько раз предлагал подтвердить доверие себе, как президенту Совета, тайным голосованием. Тем самым он поднял рабочую демократию на уровень Октябрьской революции 1917 года.

c сайта
www.1917.com

Subscribe

  • ПРОПАГАНДИСТСКИЕ МАНЁВРЫ

    Не в первый раз Валерий Соловей озвучивает позиции, соответствующие кремлевской пропаганде. Так, например, недавно он заявил, что "Украина не…

  • ЖЕРТВОЕДЫ

    Вчера на выставке ко мне подошел некий человек и фамильярно заметил: "Маска Вас не спасет". На мой недоуменный вопрос "Почему?" он ответил: "Алина,…

  • БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ РУССКОЙ ПОЛИТИКИ

    Самый большой секрет русской политики, да и русской жизни в целом, заключается в том, что никто ничего не собирается менять. Всем и так нормально.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments