Daniel Kotsubinsky (kotsubinsky) wrote in libertower,
Daniel Kotsubinsky
kotsubinsky
libertower

Mother РабFuker, или Нас ждет Православная РФ?



Судя по всему, отступать российской власти и впрямь больше некуда: «Позади – Путин!»

И вот православный политрук Всеволод Чаплин выхватывает из подсумка НЗ-бутыль с национал-патриотическим коктейлем – и с диким воплем «Белая лента! Белая лента!» бросается на озверевшие толпы сетевых хомячков, предательски привившихся оранжевой чумкой…

А именно, публикует 5 января концептуальный антиоппозиционный манифест «Непраздн(ич)ные мысли» http://www.interfax-religion.ru/?act=dujour&div=242 и в этот же день подробно разъясняет его основные положения в интервью Русской службе новостей http://www.rusnovosti.ru/programms/prog/28148/180918/ .
Если я правильно понимаю суть происходящего, то председатель Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин таким образом обнародовал краткий конспект нового идеологического курса. Вместо позорно ухнувшей в митинговые тартарары «сурковской пропаганды», представлявшей собой имитацию просвещенного абсолютизма, мы, судя по всему, в ближайшее время получим имитацию «священной инквизиции», или абсолютизма мракобесного.



Церковные мыши против сетевых хомячков

Суть нового курса можно кратко определить как «боевой русский национализм». То есть, национализм без всяких там мульти-пульти-культур-мультурных экивоков.
Терпкий идеологических вкус «русско-народного коктейля» должен будет родиться из следующих ингредиентов (все цитаты - из манифеста и интервью Всеволода Чаплина):

1. Антилиберализм (жесткий наезд на хомяков и бандерлогов, пресмыкающихся перед Западом и стремящихся продать Родину мировой закулисе):

«Власть, если она не хочет быть загрызенной хомячками, и народ, если он не хочет кормить чужую армию и чужой бизнес, должны сегодня очень серьезно подумать вместе, через диалог власти и народа, о том, как должна развиваться жизнь страны, какой вектор должна иметь наша политика, наша экономика, наша общественная жизнь»;
«Должен измениться сам вектор нашей политики. Она должна стать более волевой, она должна стать более самостоятельной. Нам не нужно без конца оглядываться то на Запад, то на Восток» (В.Ч.);

«Я думаю, что их большинство и гораздо больше, чем тех, кто смотрит на Запад и только на Запад. Вот эти люди, как объединённые в организации, так и не объединённые в организации, сегодня должны получить больше возможности и для политического действия, для легализации своих политических сил и для того, чтобы выступать в тех же средствах массовой информации» (В.Ч.).

2. Национал-популизм (требование особой защиты «русского народа» - в первую очередь от «оранжевой угрозы», идущей все от тех же «хомячков», а также эмоциональный негатив против мигрантов – как же без этого!):

«Очевидно, что есть большое количество людей, которые озабочены неоправданно низким статусом и слабой ролью русского народа в политическом устройстве страны, расстановке политических акцентов. Эти люди, у которых есть собственные спикеры, должны, наверное, самостоятельно выражать свое мнение…
Можно называть этих людей националистами, как угодно, но очевидно, что значительная часть нашей молодежи и в целом народа сегодня недовольна положением именно русского народа» (В.Ч.);

«Я считаю, что патриотически настроенной части общественности должно быть стыдно стоять на одной сцене или быть в одном пространстве с теми же Немцовым, Каспаровым и Собчак. По крайней мере, господин Немцов и господин Каспаров достаточно сильно себя скомпрометировали откровенно русофобскими заявлениями и действиями» (В.Ч.);

«Я думаю, что сегодня появится большое количество партий. Будет ошибка, если патриотические силы опять начнут дробиться, что у них много раз происходило в истории. Но партии, которые бы сегодня выражали в большей степени не только интересы московской элиты или сетевых хомячков, а интересы казачества, воинства, крестьянства, жителей отдалённых регионов, в том числе малых народов нашего Севера, нашего Дальнего Востока, такого рода партии сегодня должны появиться. К сожалению, очень велик разрыв между интересами всех этих людей и интересами московской элиты, которая, по-моему, считает себя пупом Земли и совершенно игнорирует то, что интересует большинство населения страны» (В.Ч.);

«Мигранты должны проходить регистрацию - пусть электронную - по крайней мере раз в три дня, называя место своей легальной работы. Тех, кто этого не сделает, - под уголовное наказание» (В.Ч.).


3. Социал-популизм (призыв к расправе над «боярами среднего звена» и откупщиками-миллиадерами «ельцинского призыва»):

«Многое из того, что происходит в России, глубоко ненормально и не отвечает воле народа. "Наследие" 90-х годов прошлого века должно быть решительно преодолено» (В.Ч.);

«Я убежден, что вслед за Ходорковским должны отправиться виновными в том же, в чем виновен он»;
«Коррупционные преступления и заматывание расследования резонансных дел должны приводить к увольнению всей вертикали, начиная, как минимум, с уровня региона» (В.Ч.).

4. Ура-патриотический социал-милитаризм (беспрецедентно радикальный – возможно, по причине того, что сам Всеволод Чаплин, рано ощутивший духовное призвание, в родной армии послужить не успел):

«Я думаю, что нужно подумать сегодня о мощном военном присутствии России во всех регионах, где люди просят защиты от оранжевых экспериментов, от разного рода цветных революций. Даже если России нужно будет участвовать в боевых действиях, этого не нужно сегодня бояться. Армии нужно наконец дать настоящую работу. Сетевых хомячков вполне можно было бы отправить в действующие войска. Те из них, кто выживут, наверное, станут людьми» (В.Ч.);

«Воинство в России не может стоять на социальной лестнице ниже торговцев. Каждому офицеру Вооруженных Сил и правоохранительных органов должен быть предоставлен свой дом, в том числе в московском регионе. Но такое жилье нужно привязать к занимаемой должности или к достойному выходу на пенсию. И это будет лучшим средством против коррупции» (В.Ч.).


5. Промывочно-мозговая телеболтушка («общественное национал-ТВ», организованное, как можно догадаться, совместными усилиями РПЦ и ФСБ):

«Стоит начать серьезный общенациональный диалог об основах политического и экономического устройства страны, в том числе о роли и статусе русского народа» В.Ч.);

«Мне бы очень хотелось, чтобы появилось настоящее общественное телевидение, где больше времени уделялось в прайм-тайм, в самые смотрибельные часы настоящим политическим дискуссиям, в том числе дискуссиям о том, как исправить тот вектор развития страны, который был заложен в 90-е годы и который, по-моему, не устраивает большинство жителей России» (В.Ч.);

«Я убежден в том, что… на первой кнопке должно появиться настоящее общественное телевидение, которое нам обещал президент, причем это телевидение должно иметь во главе патриотичного настроенного и политически активного журналиста, и таких немало сегодня. Это навскидку только – Иван Демидов, Аркадий Мамонтов, Александр Крутов» (В.Ч.).

6. Неуклюжая попытка внести раздор в ряды оппозиции (декларативное размежевание ее на «козлищ» и «овец»):

«Я с уважением отношусь к деятельности господина Парфенова, господина Акунина. Это достаточно ярко мыслящие люди. Но меня удивляет, что те, кто пришел на митинги, позволили оказаться рядом с собой таким скомпрометировавшим себя людям, как Немцов, Каспаров и Собчак» (В.Ч.)…


Студенты «Рабфака» – против страны рабов и господ

Если Кремль в самом деле двинется путем, который ему наметил Всеволод Хомякоборец, к чему это приведет?
Думаю, ответ – на поверхности.
Во-первых, к быстрому развитию массового недовольства (особенно в национальных республиках и в крупных городах, ясно высказавшихся за либерализацию, а не «новый авторитаризм») и – как следствие – к ускоренному краху путинского режима.
Во-вторых, к гигантскому падению авторитета православных, русско-националистических и патриотических идей в глазах большей части общества.
В-третьих, к расколу внутри РПЦ и появлению в ее недрах долгожданного либерально-реформаторского течения.
Именно поэтому, возможно, во всей его полноте «проект Чаплина» и не будет реализован Кремлем.
Однако, судя по всему, какие-то из элементов этого проекта власть все же попытается взять на вооружение – просто за неимением никаких новых идей, за исключением «дважды старых» и потому – заведомо обреченных на неуспех.
Но главное даже не в этом. А в том, что начавшуюся в России политическую революцию подогревают своим дыханием не долгие поколения постсветских бюджетников, «обиженных ваучерных вкладчиков» и вообще постепенно стареющих «печальников о былом». Ей придают неодолимый энергетический заряд миллионы «непуганых интернет-либералов» - уроженцев конца 80-х – начала 90-х. Этим юношам и девушкам в большинстве дела нет до «козней вашингтонского обкома», «угрозы жидомасонского заговора» и прочей евразийской конспирологии. Они просто хотят жить так же, как живут их сверстники в странах Запада. То есть, свободно и достойно. А именно, не лживо и не «по-лоховски». Это поколение тех, кто впервые пришел на избирательный участок – и получил в лицо ушат помоев от национального лидера и возглавляемой им супер-пупер-партии.
Именно эти «сетевые хомячки-паучки» и окружают сегодня Паучий Замок новейшего кремлевского авторитаризма. И обитают они отнюдь не только в Москве (как почему-то решил протоиерей Чаплин), они - повсюду. Именно они – и есть тот самый андерсоновский мальчик, крикнувший первым: «А король-то голый!» - после чего никакая пропагандистская имитация, никакое «общественное» ТВ в рясах с погонами - уже ничего не в силах поделать. Ибо политическая революция уже стала неизбежной.
И все чаплинские национал-патриотические и социал-православные заготовки разбиваются об упрямое стремление к свободе тех, кто сегодня спокойно тиражирует в интернете «русофобские» рефрены группы Рабфак: «Вперед, пингвины, вперед, хомячки! Капец тебе, Раша, не встанешь с колен ты! Мы вдовий платок твой порвем на клочки, на белые ленты, не белые ленты!» и «Эх, Россия моя, нефти до ж...пы, угля до х..я, лес до не небес и дичи полно, жаль только люди – г…но»…
В этих строках – разумеется, протест не столько против самих себя (хотя с радикальной «чаадаевской» национал-рефлексии начинается любая русская революция), сколько, прежде всего, против того, какими хочет видеть нас и нашу родину его величество Гражданин Начальник. А он хочет видеть народ – криминально опасным дегенератом, нуждающимся в решетках и смирительных уколах, а страну – единой и неделимой псих-тюрьмой.
Но если родина – тюрьма, тем хуже для родины. По крайней мере, с точки зрения тех, кто по-настоящему, то есть, по-молодому страстно и сознательно захотел быть свободным. А таких с каждым днем становится все больше…
Subscribe

  • ШКОЛА ЗЛОСЛОВИЯ

    Телевизионная передача "Школа злословия", которую принято было считать интеллектуальной дискуссией, по сути была декларацией советско-постсоветской…

  • СМЕРДЯЩАЯ ВЛАСТЬ ГЕРОНТОКРАТОВ

    Советская писательница-охранитель Татьяна Толстая, подпираясь томиком Вяземского, встала на защиту своего хамоватого сынка. При этом называя публику…

  • СОВЕТСКИЙ ФАШИЗМ

    Вот вы говорите — "рейх", я говорю — "вооруженный колхоз". Но если смотреть с высоты большого стиля, великой немецкой культуры, которая по мнению…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments