Алина Витухновская (blackicon) wrote in libertower,
Алина Витухновская
blackicon
libertower

the best of blackicon: Обязательный Террор

Обязательный Террорист объявил начало Войны.
Первой он пристрелил свою красивую жену, перед которой долго притворялся похотливым человеком. Он занимался с ней сексом и боксом, компьютерами и порнографией, жизнью и смертью. Умирая, она испытала все оргазмы ужасов, и сказала:
— Гуд бай, грязный подлец, скучный мудак, неправильная сука!
В это время сумасшедшие шахтеры делали шах и мат. Их цели были неразумны, как кокаиновая революция, а лозунги нецензурны. Они давили грязными рабочими сапогами личинки городов и скандировали:
Шах. Мат.
Шахт тьма.
Шире шаг.
Все не так.
Все не то.
Конь в пальто.

Рабочие бастовали и жгли в заводских печах свои горячие молодые сердца.
Солдаты стреляли в дорожные знаки.
Трактористы поджигали поля.
Ирландские террористы захватили ад и Макдональдс.
Внебрачный сын Гитлера играл на дудке в саду.



Твари любили жизнь. И целью их диктатуры было укрепление и продление навечно всяческих патологий цивилизации. Которую ненавидел Обязательный Террорист.
Он рос среди уродов и зомби, но изысканно не приобретал их свойств и мировоззрения. Он чуял Как Все Есть. Боялся и ненавидел. И настойчиво жаждал прекратить. Не желанием это было и не похотью, не страстью, не теорией, и не манией. А какой-то Наивысшей Обязанностью. Абсолютной Миссией. Его данные и мысли заносились в архив Управления Разведки. С него начинались все секретные донесения, и им кончались все расстрельные списки. В голове у него была самодельная бомба. Его пальцы стреляли как правильный пистолет. Его половой член выполнял функцию выкидного ножа.
Управление пыталось контролировать Террориста, зомбируя его мать. Та безвольно диктовала ему реальность с позиции общества. От чего, беспомощная и непонимающая, больно и некрасиво умерла, когда сын воткнул в нее железное шило, пытаясь заглушить вещавшие из нее вражеские голоса.
Тогда Управление отправило к нему будущую жену для обработки человеческим. Она красила губы и обнажала свои куски. Но роман не удался и предательница погибла. Террорист пнул труп жены резиновым сапогом, тщетно силясь испытать хотя бы щекотку сентиментального сожаления и вины, навсегда покинул дом.
Он шел умерщвлять.
Твари улыбались ему навстречу как рыбы-клоуны. Они были добры, словно творог, и не верили в смерть. Террорист выстрелил в толпу, смешную, глупую, застывшую с непривычки. Расстреливал как следует.
Управление принимало особые меры. Хитрые солдаты скрутили тельце Террориста и отправили в Секретное Место Пыток и Насильственного Внедрения.
Там, безразличный как морг, доктор Айболит вколол ему в вену Средство. Террориста лихорадило как раскаленное солнце в концентрационной печи. Бог, Мики Маус и Колобок заплясали свой адский канкан. Внебрачный сын Гитлера выронил дудочку, онемев.
Террориста привели в Помещение для Допросов. Там за большим деревянным столом сидел, улыбаясь в усы, покуривая трубку, Иосиф Виссарионович Сталин.
— Ваша деятельность направлена против бога, человека и гуманизма, — сурово произнес он.
— Позвольте!.. Как же это?.. Шутки, может быть, или дурацкие сны?.. Что же это Вы говорите, Иосиф Виссарионович?! Вы же сами величаво и тщательно расстреливали и судили граждан, насаждали и устраняли, предавали и властвовали! И если не весь мирок уничтожить хотели, то хоть над частью его надругались правильно, по-хорошему. Неужто и вправду осуждаете Вы меня?! Не Вам ли подмигнуть мне зверски, да по плечу похлопать одобряюще? — изумился Террорист.
— Дурак ты и насекомое, — ответил Сталин зло и жестоко. — Не знаешь ты хитростей мира нашего, уловок его тревожных и обманок липких. Я не злодей тебе, не тиран, а гуманист подлинный, любитель жизни во всех ее проявлениях.
Я миру мил
И Ленин вежлив
И Мао мыл
Мою надежду
И мама пусть
И небо будет
Я помолюсь
О скучном чуде.
Приятен мир
Дырявых будней
Его прими
Подарок чудный!

А теперь начинаю допрос. Ваша цель?
— Абсолютное Ничто, — не задумываясь, ответил Террорист.
— Для чего Вам это?
Террорист внимательно посмотрел на лицо Вождя. Зачем я разговариваю с этой грузинской куклой, с этим предателем тоталитарных практик? Что за гипноз действует на меня, затягивая в дурные диалоги?
— Абсолютное Ничто необходимо мне для восстановления социальной справедливости, стопроцентного отсутствия несвободы, данной нам в ощущениях Долой несвободу! Долой ощущения! Ощущения — тюрьма подлинного «я», щупальца пропаганды, впившиеся в Истинную Сущность. Истинная Сущность — в ее несуществовании. Не быть — значит, не подчиняться. Свобода — Ничто. Нечто — диктатура. Существование навязчиво и тоталитарно. Долой существование! Долой утробы дурных матерей и члены похотливых отцов! Долой патологию продолжения рода и голые дыры наших жен! Долой надежду на лучшее будущее! Лучшее будущее — его отсутствие! Долой бога и Колобка! Да здравствует Диктатура Ничто!
— Ха, — подленько рассмеялся Иосиф Виссарионович и нажал на потайную кнопку.
Тут же появился Айболит с топором.
— Отрубить ему голову, — приказал Сталин.
Айболит размахнулся.
Голова Террориста покатилась по полу и, докатившись до стены, взорвалась. Сработала самодельная бомба. И мир разлетелся на миллионы кусков и мертвых микробов, панических визгов и кровавых брызг. Вселенский пылесос засосал в свой хобот пыльный хаос. А после чихнул ненасытной Хиросимой и растворился навсегда, образуя Абсолютное Ничто.
Subscribe

  • КОВИДНИКИ

    Удивительно, что в разгар пандемии, стремясь "взять от жизни все" перед локдауном, некоторые деятели культуры принялись зазывать своих легкомысленных…

  • РОССИЯ: ВСЕ ВКЛЮЧЕНО

    Самый важный страх в России — это страх будущего. Поэтому в 2021-ом году — у вас небольшой выбор — барды, русский рок, бессмысленный и беспощадный,…

  • ЧЕРВЯЧНОЕ РАБСТВО СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРНОЙ ОБСЛУГИ

    Советская эстрада, как и советский "рок" — эти унылые заложники жанра, апологеты бездарной пошлости, с одной стороны приперты к стенке КОВИДом, а с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments