Алина Витухновская (blackicon) wrote in libertower,
Алина Витухновская
blackicon
libertower

КОНЕЦ АНТРОПОЛОГИИ



В названии заложен деконструкционный смысл, отсылка к "Концу Истории" Фукуямы.
Антропология занимается в целом изучением человека и человеческих сообществ в естественной для них среде – от племенных поселений до урбанистических конструкций. Хрестоматийный (и оболганный) персонаж Чехова повторял ведь именно вот это: «Антропос!» Но для человека места остается, как ни странно, всё меньше. В чем дело? А дело в том, что общество стало незаметно частью государства, а государство частью партии. В нашем случае – партии номенклатуры, как бы ее не называли официально. Человек пропал, он просто деградировал до величины простой и примитивной функции.

И нельзя сказать, что эту тенденцию не заметили – заметили, но выводы сделали негативные – для дальнейшего развития. После того, как граница между партией, государством и обществом практически исчезла, люди оказались беззащитны перед уже неконтролируемыми ими силами. А десятилетия советской дрессировки в специфических условиях СССР-РФ тоже не прошли даром – люди превратились в согласных подчиненных без малейшего налета на индивидуальности..

Они продолжают слушать безумных вождей на трибунах. Или с экрана. Омассовленная личность устанавливает диктатуру уже одним своим наличием, ей излишне проявлять себя как-либо еще. Между тем, из страны ушел слой предприимчивых и активных, остались холопы в чистом виде, причем больные психически и физически. Даже внешне это стало заметно. Может быть, данный эффект связан с изменением структуры питания в целом? Не исключено. Но здесь задействовано несколько факторов, в том числе и йодной недостаточности. Эта тема была популярна в 1990-х. Нехватка йода приводит к ослаблению ума, нехватка кальция к ослаблению суставов и костной ткани. В пище и воде – недостаток йода, следствие – специфические отклонения. Психическая промывка мозгов внесла свой вклад в разрушение личности. С массовым внедрением телевещания экран стали воспринимать как часть окружающей реальности, «окружающей среды». Последствия сказались довольно быстро – люди перестали воспринимать факторы риска и критически относиться к реальности. Массовое скопление людей в городах привело к их невротизации.

И здесь мы столкнулись с антропологической катастрофой – человек разучился принимать самостоятельные решения – совершенно, а различные группы и общности оказались в слишком плотной зависимости от бюрократических, управляющих структур. Дошло до абсурда – протест против этой бюрократии приказывали организовывать различные управления этих самых бюрократических структур. Для создания хоть какой-то видимости квазидемократического процесса – на экспорт.
Между тем, люди выглядели всё более странно – их черты стирались, становились менее выразительными и какими-то бесполыми. «Бесполость», некрасивость мужчин в РФ отметил сам Карл Лагерфельд. Его слова почтительно не заметили. Или сделали вид. И одновременно сделали вид, что всерьез восприняли реплики ведущего «Топ-гир».

К чему эти наблюдения? Да к тому, что многие говорят и пишут о конце, или мягче – кризисе – политики в РФ. Но политики здесь никогда и не было, а теперь вот нет и человека. Который способен хоть что-то организовать, создать, скоординировать, просто скомпилировать. Он был, но деградировал – наличный материал не подходит для борьбы за свободу категорически. Посмотрите на их лица, на их поведение. Не антропология, а этология должна уже ими заниматься. Стадность, загнанность, трусость в одиночных клетках, куда их загнали по произволу экспериментаторов. Но их не жаль, конечно, новый «Гринпис» не будет их освобождать – не заслужили.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment